Обычная версия сайта
Размер шрифта: -A +A

Антитеррористическая комиссия Республики Коми

Президент Российской Федерации

Правительство Российской Федерации

Совет Федерации Федерального Собрания РФ

Государственная Дума Федерального Собрания РФ

Сервер органов государственной власти Российской Федерации

Официальный интернет-портал правовой информации

Национальный антитеррористический комитет



НОВОСТИ

Стенограмма большой пресс-конференции Главы Республики Коми Сергея Гапликова

16.02.2017

Пресс-служба Главы Республики Коми публикует выдержки из стенограммы пресс-конференции

 

Роман Квашнёв, ведущий пресс-конференции: Дорогие друзья, рад приветствовать вас на большой пресс-конференции Главы Республики Коми. В принципе основные вопросы проведения мероприятия мы уже обсудили. Ещё одна большая просьба ко всем: когда вам будет предоставлено слово или если вы хотите задать вопрос, поднимите руку, встаньте, я на вас укажу, вам дадут микрофон. Все остальное в свободном режиме. Спасибо большое!

Сергей Анатольевич, Вам слово.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Добрый день, дорогие друзья, рад приветствовать вас. Спасибо, что собрались так оперативно. Хочу поблагодарить СМИ, особенно из отдаленных районов, что нашли возможность приехать пообщаться.

Большую часть информации вы сегодня слышали. Наверно, и раздаточные материалы тоже посмотрели. Я думаю, что уже нет смысла возвращаться к тем вопросам, которые были озвучены. Поэтому предлагаю пообщаться неформально, в такой, знаете, доверительной обстановке, чтобы обсудить те вопросы, которые вас интересуют. Пожалуйста, предлагаю начать.

 

Роман Квашнёв, ведущий пресс-конференции: Пожалуйста, Анатолий Полькин.

 

Анатолий Полькин, газета «Трибуна»: На правах великовозрастного я задам не очень приятный вопрос. Вы на выборы шли с Программой возрождения республики, обещали очень многое. На слуху у всех санаторий, тепличный комбинат, башенные краны, за которыми должна быть очередь. Нет очереди. Даже школы на Орбите и той нет. Ещё раньше Вы обещали, что мы будем жить как в Европе. Ваши обещания как-то расходятся с делом. В прошлом году экономические показатели пошли вниз, за 20 лет такое впервые. В сегодняшнем докладе у Вас опять обещания. После того, как Вас избрали, Вас не было здесь, долго были в Москве. Ходят упорные слухи, что Вы искали место в других министерствах и т.д., что Вы собираетесь уехать. Как же быть с обещаниями? Поясните, пожалуйста. Спасибо! Уважаемый Сергей Анатольевич, скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете итоги работы с экономической точки зрения?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: С чего начать? Со слухов или итогов? Слухи только остаются слухами. Я вынужден был находиться в Москве. Потому что Вы сами понимаете, что на сегодняшний день достаточно много внесено изменений в подходы поддержки субъектов Российской Федерации, если я не оказываюсь в гуще событий обсуждения вопросов, то жизнь проходит мимо, рядом оказывается другой губернатор, который становится более счастливым. Приведу пример: при рассмотрении вопросов на заседании государственной комиссии, которую возглавляет Козак, очень жёстко, дискуссионно обсуждался вопрос софинансирования из федерального бюджета. На тот момент доля софинансирования из федерального бюджета предполагалась 20 %. Так вот моё личное присутствие увеличило долю софинансирования до 49 %. А Вы говорите, почему я в Москве нахожусь. Давайте представим, если бы я в этот момент не был в Москве, не был бы на заседании этой комиссии, сегодня мы получили бы в разы меньше. Вот и все. Кому от этого выгодно? Жителям республики? От этого будут эффективнее выполняться планы правительства? Нет. А слухи остаются слухами.

Что касается планов. Я не говорил, что светлое будущее будет завтра, и вы все это прекрасно знаете. Все что я говорил, я выполнил, и вы это видите. Башенные краны не раскупаются, потому что есть другая стратегия. Учитывая определённые финансовые трудности, башенные краны передаются в лизинг, стимулируется их приобретение. Приучают покупателя к хорошей качественной продукции, а не ставят космические цены, но завод работает, краны собирают. Есть спрос. Будет развитие после всех этих негативных последствий отрасли строительства, значит, и башенных кранов будет гораздо больше. Сейчас исходят из того заказа, который есть, они работают. Есть график поставки…

Что касается Серёгово. Что ж Вы 30 лет молчали, когда он строился 30 лет. Может быть, Вы и раньше об этом говорили, уж простите, но я впервые от Вас это слышу. Я очень внимательно читаю «Трибуну», но я не находил особых моментов, связанных с Серёгово.

За 30 лет изменились стандарты, принципы, подходы. Это все поменялось в одночасье, когда я сюда пришёл, потому что я по-другому не умею. И те люди, которые там завтра будут отдыхать, поправлять своё здоровье, они должны быть точно уверены, что им на голову ничего не упадёт. Что там стены не будут фонить чем-то непонятным, что там не будет никаких формальдегидов. А для того, чтобы это сделать, надо многое поменять. Я Вам честно могу сказать, как человек, что-то знающий в строительстве. Я не говорю, что я специалист, но как человек, хоть что-то представляющий в строительстве, я говорю, что легче было бы его просто снести и построить новый. Это правда.

И, кстати, все специалисты, которые приезжали, смотрели, они примерно придерживались точно такого же подхода. Но я же не могу этого сделать. Были деньги потрачены, понятно, так или иначе уже создана та или иная, так сказать, конструкция. Нужно просто очень внимательно, скрупулёзно подойти, сделать все, что требует экспертиза, что требуют эксперты. На 1 сентября 2016 года мы получили 2,5 тысячи замечаний, и я уже об этом говорил.

Было куплено не соответствующее требованиям насосное оборудование, знаете, такими насосами покачать солевой раствор, они выйдут из строя через месяц. Кристаллизация внутренних всех этих элементов, она по большому счёту не даст дальнейшей эксплуатации. То есть что происходит: нужно покупать новое, опять затраты. Мы договорились с заводом-производителем, вернули это оборудование, переписали контракт и на сотни миллионов, извините, избежали бюджетного, просто неэффективного расходования средств.

 Вот такая работа по каждому элементу идёт каждый день, вот каждый Божий день. Знаете, вот некоторые показатели стали там хуже, но никто же не планировал, что на шахте «Северная» произойдёт такая жуткая трагедия, что на 27% упадут объёмы производства, ну ведь правда, никто же. А затраты все равно ведь предприятие несёт, пытались бороться с аварией, ну не получилось, приняли решение не рисковать, законсервировали шахту, получилось безработных тысяча с лишним человек. Конечно, если мы сейчас посмотрим, условно говоря, статистику, вот она и даёт нам на тысячу человек рост безработных, поскольку они официально зарегистрированы в этом статусе и с ними ведётся работа.  900 человек уже трудоустроены, с оставшимися – теми, кто изъявил желание, может быть, уехать, может быть, поменять место работы и т.д., тоже каждодневно ведётся работа. Десятки миллионов тратятся на переобучение, кто-то решил получить новую квалификацию, все это в учёте, понимаете, опять же каждый день. Я что могу сказать, я не оправдываюсь, поверьте мне, я просто рассказываю, как есть на самом деле.

Статистика и цифры они жёсткие, они очень неинформативные, вот они есть – и всё. А ведь жизнь гораздо многограннее, согласитесь, и аспектов сколько, которые на одну и ту же цифру влияют в результате, огромное количество. Вот некоторые там возмущаются, а почему идёт рост преступности в некоторых моментах: да потому что взяли и стали регистрировать все преступления, все. А сейчас при регистрируемых всех преступлениях вы посмотрите, какое идёт снижение преступности. Значит, мы тоже не сидим сложа руки, значит, мы тоже влияем, тоже работаем.

 Ну а, извините, хозяйство, которое нам досталось? Вы говорите 20 лет. Но 20 лет рисовали, уж простите меня, я говорю то, что есть. Когда разобрался, я вам точно могу сказать: все хорошо – на бумаге все хорошо, отчёты замечательные. Копните сегодня где-нибудь теплотрассу, посмотрите, в каком она состоянии. А я ведь копаю. И сам во всем этом участвую. И не понаслышке знаю, каждый день этим занимаюсь. Возьмите шахту «Интауголь». Что, мы её довели до такого состояния? Нет. Вы знаете, прекрасно, фамилии, вы знаете прекрасно действия тех, кто этим занимался.

Так вот полтора года в ручном режиме, каждый Божий день. Статистика на стол – что сделано, какой план, кто кого условно говоря там, извините за выражение, подставил, кто не подал вагоны, почему не подали, куда деньги перевели и т.д. И каждый день! Каждый день в рабочем режиме. А поэтому, как я сегодня и сказал, а я сказал абсолютную правду, что г. Инта на 40 млн. увеличил доходы со стороны предприятий по доходам у физических лиц.

А вы не задумались почему? Потому что зарплату выплачивают. Потому что отчисления пошли. Потому что находим варианты сбыта этой продукции. Потому что есть стратегия и план вывода из кризиса предприятий. Потому что есть возможность привлечь инвесторов. Но нужно потрудиться и уже не как чиновник, а как уже здравомыслящий стратег, предприниматель продумать, как сделать так, чтобы у этого инвестора, который придёт, была перспектива не три года, а хотя бы лет на 15. Вот тогда мы говорим, да, ОК, я понимаю, во что мы деньги вкладываем.

И так масса вопросов. Я же почему сегодня сразу на сессии говорил, что хочется много чего вам рассказать, но в одном таком докладе я читал бы все это сутки, наверное. И вот так скрупулёзно по каждому вопросу, что сделано, куда мы, условно говоря, деньги вложили, как мы этого добиваемся и т.д.

Я вам сказал, и вы слышали, 5 млрд., которые сегодня привлечены за счёт федеральных субсидий, дотаций, субвенций, они гораздо ценнее и важнее сегодня для региона с учётом поменявшихся в этих условиях и принципов их распределения, и выдачи регионам. Вот представьте, раньше были там в зависимости от того, как каждое министерство смотрело, что чего, каждый регион приходил, кто повлиятельнее – тот получал больше. Кто менее влиятелен, только начинал работать – меньше. А сейчас принцип один, сейчас есть соответствующее экономическое обоснование. Его рассматривают, смотрят, видят и в зависимости от этого дают долю соответствующего софинансирования, но тоже не по всем видам поддержки, а начинают говорить, а вот в этом вы сами можете сделать, правда? И надо вот тут, вот тут что-то поменять. Я согласен, что есть такое, когда без особого учёта мнения регионов что-то принимают. Сейчас это тоже уже уходит в прошлое. И мы очень ждали этой основы государственной политики или концепции в рамках регионального развития. Действительно, она была выстрадана, действительно, она была долгожданная.

Я очень много принимал участие в обсуждении и в Совете Федерации, и в других экспертных группах. Высказывал, и впервые, я это подчеркну, заложили основы, где действительно территория влияет, где действительно природно-климатические условия влияют, численность населения влияет, но и потенциал тоже влияет. И вот это все сегодня создаёт те предпосылки, когда мы уже не ходим и не доказываем, что только в рамках численности будем распределять, что только при определённых других обстоятельствах. Нет, сегодня все учитывается. Да, ещё предстоит большая работа и, конечно, Правительству, и нам вместе с Правительством и с министерствами. Понимаете, как важно эту систему вложить в действующий механизм, в действенный механизм. Но мы над этим работаем. Работаем очень активно. Вы думаете, мне было бы очень плохо и некомфортно? Ну что, вышел-погулял, вы меня увидели, здорово, я на месте. Но это не даст того эффекта, на который я рассчитываю. Поэтому я сегодня уже говорил коллегам из Правительства, когда я работал в своей отрасли, не было других вариантов, когда только я сам с самого нижнего, ведущего, главного – дойти до министра. Но я проходил всю цепочку, я знал каждого в лицо, по имени и отчеству, не потому что, знаете, я вот такой, и мне это очень нужно. Потому что я знал, что иногда решение принимается... и оно без трансформации доходит … Потому что его нужно вложить, обосновать. И как раз вот эти люди сидят сегодня в кабинетах, так называемые, эти чиновники и они формируют это мнение. Я никого не хочу обидеть, я сам такой, я тоже не семи пядей во лбу. Конечно, я иногда огорчаюсь, что коллеги где-то не дорабатывают, а каждый министр, он сегодня закреплён за федеральным ведомством. Я каждый день теперь требую отчёты, а что Вы сделали? Но надо же по ветру нос держать, правда? Изменений там масса происходит, а мы, получается так, иногда бьём по хвостам, неправильно это, просто неправильно. Потому что, конечно, надо быть в авангарде, впереди. Но это не значит, что надо приходить и клянчить, а надо быть действительно партнёрами, настоящими партнёрами. И все время пытаться быть не то что удобными, это плохо, а быть полезными. Вот мы, когда пришли на федеральный уровень, говорим, коллеги, поймите, у нас действительно большая территория, а так вот расположена неудобно, но мы не можем в силу сложившихся обстоятельств сегодня ещё к 6 тысячам километров построить ещё 6 тысяч. Ну, нет у нас денег. Но людей спасать надо – надо, ведь он может быть в далёком районе. Есть сегодня сотовая связь, есть сегодня возможность оперативно туда добраться? Есть. И пожалуйста – это вертолётная техника, это санавиация. Можно помочь региону? Можно. Принят такой проект. Нас поддержали. Написали в Правительство. Президент утвердил на комиссии по стратегическим проектам. Мы сегодня в числе тех, кто получил соответствующую поддержку. Она не маленькая.

Открою вам маленький секрет. Она должна была быть в два раза меньше, чем есть. Просто скрупулёзная работа с экспертами, детальный расчёт – показатель того, насколько объективно то, что мы на самом деле мы требуем. Нозологии, заболевания, как это происходит, динамика, дали возможность, и мы убедили. Теперь вопрос вот такой, может мы сейчас перейдём на другую систему: не в каждом регионе свой вертолёт, а, наверное, на региональном уровне сделаем авиаотряд. Чем в Коми плохой авиаотряд? Замечательный. Территория рядом, и в любую точку можем долететь. Как с Арктики, так и внизу на южную составляющую…

Я вам честно могу сказать, мне нравится в Коми, я никуда не собираюсь. Не дождётесь.

А все что касается объективности, я всегда очень сильно переживаю, когда как бы оценил, а может, немножко недостаточно, копнул неглубоко.

И поэтому, когда вы говорите, нет школ в Сыктывкаре. Я вам приведу один маленький пример, я не буду хвастаться. Если бы я не настоял, чтобы мы на невыгодных условиях подписали соглашение, то сегодня ее вообще бы не было, потому что как всегда: ой, денег не хватило, ой, мы не справимся. Да, были изменены условия до подписания…. Коллеги мне говорят, Сергей Анатольевич, мы настаиваем, не подписывайте соглашение. Да, я потом сам признался, что … потом пошёл с челобитной в Правительство, действительно, и я это не скрою, я не как офицерская вдова высекаю из себя, потому что я знал, на что шёл. Я шёл на риск. И этот риск оправдан. Нас услышали, обратили внимание, посмотрели с другой стороны на наши природно-климатические условия, но они увидели, что мы делом занимаемся.

И вот те камеры сегодня, которые у меня на компьютере стоят, для визуального наблюдения за объектом, у них такие же. Это все визуально показывает, сколько делается за смену, сколько людей, как материал расходуется. Все это видно. Там даже счётчики стоят электронные. Сейчас такая есть методика контроля за объектами. Мы её, кстати, внедрили после олимпиады. Но это облегчает работу. Территория огромная, я же не могу лично сам на каждом объекте находиться, правильно? Но это даёт такую возможность, повышается и уровень информатизации, есть возможность электронных средств внедрения. Можно на удалённом доступе следить за объектами и знать, что делается в каждом доме. Сколько человек пришло на смену, сколько не пришло, сколько материалов завезли.

Мне Соснора уже лапшу на уши навешал. Но это нормальная история, и, если бы я каждый раз тратил ресурсы, все время летал, вы бы мне сказали, ну, какой управленец, все в ручном режиме. И это тоже нужно. Поверьте мне.

Достроим мы Серегово. Это не лозунг. Это просто боль и крайне важная задача, это необходимость. Потому что мы, действительно, можем претендовать на лучшие бальнеологические услуги, у нас классная природа. Мы сегодня находимся, может быть, грубо сказано, может, кому-то не понравится, но в нетронутой зоне. Может, чего-то у нас и не было, а может, это и неплохо. Может, мы что-то сделаем по-новому и сделаем сразу и качественно.

Надо все закладывать изначально. Введём 1 сентября, дети пойдут в школу. Это даёт нам возможность экономить деньги. Сегодня    за    счёт    субсидий построим в Помоздино школу, в Усть-Куломе построим школу. Да, не все школы одновременно, но мы же движемся вперёд, Вы видите. Мы тоже обещаем, но мы делаем. Конечно, хотелось бы сразу все школы построить, все больницы отремонтировать, а потом что делать будем? Но это так, шутка конечно.

Понимаете, вот почему подписываем соглашение, допустим, со Сбербанком, почему с ВТБ 24. Есть ресурс. Вот я сегодня называл цифру 115 миллиардов. А их же нужно в экономику. Они же не просто лежат, они же работают все, представляете.

И вот когда Сбербанк говорит, у вас потребности нет. Смотрите сколько всего. Вот соглашение, расписали, куда нужно. Вот они тоже говорят, нужны качественные строители, те, кто ответит не только рублём, не только болтовнёй, но и по конкретным финансовым обязательствам…Видите, а таких немного. Поверьте мне.

Сколько мы обсуждали тему по государственно-частному партнёрству строительства автодороги на Нарьян-Мар. Я вам честно хочу сказать, я трижды отказывался подписывать соглашение.  Потому что, когда мне говорили: не, не, не, сейчас подпишем, а потом что-то внесём. Я говорю: НЕТ.

В первый раз – сразу нет.

Второй раз: ну вы знаете, технология поменялась. Надо вот… Я – нет.

А третий раз, когда нужно пересмотреть параметры. Я говорю тоже – нет.

Вот три раза нет, в результате подписали. Сегодня строится. Сегодня строится и будет построена.

Теперь второй вопрос – мост. Мы тоже не можем только по зимнику ездить, правда? Мы не можем паромом все это дело обеспечить. Затраты колоссальные. Но мост тоже дорого стоит. Мы будем работать и обязательно это сделаем. Потому что нам в любом случае территорию надо объединять с точки зрения транспортной доступности. А у нас единственная эта дорога, к сожалению. А там, конечно, и ответвления на Воркуту возникнет и много-много других. Все равно я говорю, есть динамика, мы движемся. Когда каждодневно к этому не прикасаешься, то и совсем, может быть, видно. Но есть, поверьте, есть динамика, есть.

И Вы мне как руководителю даёте чёткие поручения, я «Трибуну» читаю каждый день. Это полезная информация. Правда.

 

Наталия Крутских, программа «День»: Здравствуйте. Я взяла микрофон на один вопрос, но задам всё-таки два, извините, вопроса. Первый вопрос вводный – хвостохранилище год назад реконструировали за федеральные деньги, и до сих пор оно ни на чьём балансе, там нет охраны. Оно само по себе. Хотелось бы понять, что будет с ним дальше. И второй вопрос, который волнует ухтинцев, - это детский парк. Когда начнётся реконструкция и есть ли на это надежда?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Начнём с хвостохранилища. Хорошо, что оно есть – это, во-первых. Его могло бы вообще не быть. Второе: конечно, вопрос, связанный с надёжностью этого объекта, в принципе не вызывает ни у кого никаких сомнений. То есть все технологии, которые там применялись, сегодня дают определённую уверенность в том, что, конечно, такой объект ничем не разрушить. В-третьих, то, что мы до сих пор ведём переговоры с Росатомом, с определённой структурой, которая должна по закону по безопасности обслуживать такого рода объекты. Я думаю, что результатов мы все равно добьёмся. Я был у Сергея Владимировича, мы с ним обсуждали эту тему, он слышит, даже уже сейчас, не руководя Росатомом, все равно понимает задачу, что она важная. Задачу такую он ещё в бытность руководителем своим подчинённым поставил. И тут просто произошла заминка. Прошу прощения, пришёл новый руководитель, ему надо было в определённых вопросах разобраться. Там, как они считают, есть более важные вопросы. Но то, что технология выполнена, этот объект по всем параметрам безопасности был подтверждён, в том числе Ростехнадзором, это правда. Конечно, они пытались, и письма Вы тоже их читали, на муниципальный уровень перенести. Ещё раз говорю, что есть норма закона, которую никто не имеет права нарушать. В ближайшее время мы найдём точки соприкосновения, и объект будет под охраной, будет соответствующая организация, которая будет его эксплуатировать.

Вот что касается детского парка. Поверьте мне, я честно могу сказать, для меня это боль. Вот Кировский парк всё-таки… нашли средства, делаем. И Ухта в приоритете, безусловно, как и дороги, благоустройство и наведение порядка. У нас, сами знаете, много таких территорий. Мы будем максимально пристально заниматься этой темой благоустройства городских и просто территорий, которые сегодня не в таком ухоженном виде и которые очень важны для жизни нашего населения. Детский парк в планах, правда. Сейчас подпишем договор с Миллером, надеюсь, всё-таки в перечне стоит очень приличная сумма, думаю, мы всё-таки доведём дело до конца.

 

Александра Родионова, газета «Сияние Севера»: Добрый день! Меня зовут Александра, я представляю газету «Сияние Севера». В городском округе «Вуктыл» на сегодняшний момент действует только одно фермерское хозяйство это в селе Дутово. Конечно, его продукции не хватает на весь городской округ, в связи с чем возник такой вопрос: планируется ли реализация каких-либо сельскохозяйственных мероприятий, направленных на возрождение этой деятельности именно в городском округе «Вуктыл». Спасибо

 

 Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Село Дутово, оно даже по определению дутово, оно раздувается, у них есть инициативы, есть предложения, мы активно их поддерживаем. На сегодняшний день все в рамках заявленных каких-то уже пожеланий. Вот есть у нас на сегодня инициативные, они приходят, предлагают, мы их поддерживаем и т.д. Конечно, есть те, кого надо немножко так потормошить. Я вам говорю, может быть, неприятные вещи, но Вуктыл надо иногда, знаете, немножечко растормошить. Сейчас занялись этой работой активно. Обязательно, конечно, появятся и новые сельскохозяйственные производства и, безусловно, будет активная грантовая поддержка. Я уже говорил сегодня в своём выступлении, что пересмотрены будут подходы в оказании поддержки и развитии сельского хозяйства в тех территориях, которые признаны неблагоприятными для ведения сельского хозяйства. Но это не значит, что здесь нельзя заниматься сельским хозяйством, просто какие-то формы, безусловно, не будут поддерживаться, ну потому что они неэффективны. А какие-то будут развиваться более эффективно, и поэтому сегодня у нас намечена очень такая скрупулёзная работа с министерством сельского хозяйства. С министром мы уже обменялись на эту тему мнениями. Я увидел его действительно очень профессиональный подход к решению этих вопросов, поэтому у нас в перспективе запланирован комплекс мер, совместное отстаивание этого комплекса мер в правительстве, в федеральном правительстве, чтобы на федеральном уровне этим направлениям было уделено более пристальное внимание, и регионы получили дополнительную поддержку. Ну и мы сами должны изыскать средства, точно так же в этих пропорциях, о которых я сказал, – 49 на 51, чтобы получать или там оказывать соответствующую помощь сельскому хозяйству.

 

Роман Квашнёв, ведущий пресс-конференции: Сергей Анатольевич, есть предложение может быть мы тогда по вопросам, которые поступают, отправим информацию, полученную от министров, которые выступили на КРТК?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Да, я думаю, что министры уже на эту тему говорили в своих выступлениях. Если требуется ещё дополнительное разъяснение, безусловно, мы обязательно проинформируем.

 

Наталия Казаковцева, информационное агентство «ТАСС»: Сергей Анатольевич, как Вы оцениваете ситуацию с долговой нагрузкой на республиканский бюджет, планируется ли что-то делать, чтобы снижать эту долговую нагрузку и какие дополнительные источники могут послужить для наполнения доходной части? Как на сегодняшний день складываются отношения с ПАО «Т Плюс»? И позвольте ещё один момент, с чем республика поедет на Арктический форум в Архангельск и Ваши ожидания от него?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Что касается долговой нагрузки, сами понимаете, если сокращать бюджетный дефицит, не потребуется заимствования денег. Зависимость простая. Мы по этому вопросу работаем, и я уже сегодня говорил, что по сравнению с, наверное, более успешным с точки зрения доходов 2013 годом, да, когда не было санкций, когда все в общем-то работало, крутилось, продукция продавалась… Приведу только одну цифру, чтобы вы понимали: дефицит бюджета в 2013 году был 11 миллиардов 600 миллионов. Это дефицит, коллеги. Не долговая нагрузка, дефицит. То есть то, на что не хватало денег. Сегодня дефицит 5 400. И последние два года этому уделено самое пристальное внимание. Нашими активными действиями, конечно, мы сумели активизировать процесс замены бюджетных расходов за счёт привлечения спонсорских средств или средств наших партнёров. Я уже сегодня цифры называл.

По сравнению с 2015-ым годом мы увеличили в три раза социально-экономическое партнёрство именно в суммах, в реальных суммах, которые вкладываются. И, вы знаете, вот никто не верил. Я помню, когда у меня один из журналистов на «Монди СЛПК», когда Правительство подписывало соглашения, спросил, а вот во сколько раз увеличилось социально-экономическое партнёрство реально? Я тогда, помню, сказал, что оно в пять раз увеличилось по сравнению с тем, что было раньше. Вот я вам могу сказать, что по сравнению с тем, что было на тот момент, когда мы подписывали соглашение, партнёрство увеличилось в пять раз. То есть миллиард, тогда было 200, а до этого было 50, понимаете. И это всего за неполных полтора года. Вот мне сам Клаус Пеллер не верил, что он подпишет этот документ. Ну, всё-таки я умею добиваться результатов, и потому буквально вчера вечером я прилетел из Москвы, Клаус уже стоял в приёмной и ждал, когда же вот я соизволю этот документ подписать. Знаете, приятно.

Но это ведь на самом деле так. Действительно те проекты, которые действительно очень важны и крайне нужны, и в том числе тем людям, которые работают на предприятии. И когда это всё показываешь, действительно люди видят, насколько улучшится ситуация здесь, там и так далее. Мы не закончили, я вам могу сказать, ещё и про тему, связанную со сплавом. Мы её будем продолжать. И мы обязательно добьёмся в ближайшее время, может быть, через год, тоже такого же самого решения, когда они начнут уже, как это говорят, сначала убежали со сплава, потом его восстанавливать. Потому что это синергетика, это даёт всем близлежащим территориям, которые изначально были нацелены на решение вопроса по сплаву, новое дыхание, вторую жизнь. И мы, конечно, в этом обязательно будем настаивать, будем привлекать федеральные средства, потому что, ну вы помните, был Госсовет, и в том числе Президент дал поручение заниматься вопросами восстановления судоходности на реках. Да, есть определённые планы, что-то идёт в приоритете, а что-то, может быть, потом. Неважно, мы всё в этом должны принимать активное участие. Мы это будем делать, обязательно будем, потому что, конечно, для нас это крайне важная история.

 

А что касается ПАО «Т Плюс». Знаете, поменяли здесь руководство филиала. Ребята пришли очень профессиональные. За это я, действительно, очень благодарен, что руководство компании «Ренова» поступило, на мой взгляд, очень мудро, сдержанно. Без всяких эмоций приняли важное управленческое решение - они обновили весь профессиональный состав филиала. ребята пришли очень глубоко знающие тему, не понаслышке знающие, как работает та или иная отрасль, особенно отрасль ЖКХ в районах Крайнего Севера. Поэтому результат налицо. ТЭЦ-2 достаточно качественно была подготовлена, могу честно признаться.

Может быть, забегая вперёд, скажу, что это ещё не совсем достаточно, чтобы получить паспорт готовности. Пусть на меня не обижаются коллеги. Но не мы выдаём паспорта готовности, технадзор делает заключение. Там есть нюансы. Но девять котлов в работе. Честно скажу, в прошлом году не было уверенности, что мы дотянем вообще до конца этого сезона. Сегодня турбины в рабочем состоянии, котлы в резерве, в работе. На станции порядок. Люди уже в респираторах не ходят. И белый дым. А раньше я не мог понять, то ли она горит, то ли так работает. Конечно, во всем нужен порядок. Я понимаю, что иногда, может быть, те меры, которые принимаются, они чересчур. Но поверьте, вот у меня точно не было никакого желания, чтобы вот так получилось, как получилось. Но я уверен, что сегодняшний наш уровень сотрудничества с компанией «Ренова» даёт очень серьёзные перспективы дальнейшего их присутствия в регионе.

Я уже говорил по определённому проекту, который мы анонсируем на предстоящем Сочинском форуме. Мы подпишем большое соглашение с «Реновой» на хороший инвестиционный проект в Сосногорске. И они идут на это осознано. Они нормальные, расчётливые коммерсанты и смотрят: есть реальная возможность заработать, они идут. Но это даст такой дополнительный, очень мощный толчок в развитии территории. Особенно Сосногорского района. И, конечно, мы будем поддерживать, активно участвовать в реализации этого проекта.

Вы сами знаете, что сейчас у нас с ними подписано два соглашения, одно как раз касается изменения в жилищно-коммунальном хозяйстве, непосредственно в генерации, а вторая тема – они активно сейчас рассматривают наше предложение по концессии отдельных объектов. В частности, могу сказать, что мы им предлагаем усинский водовод в Воркуте. Кстати, непростой. Но там все зависит от технологического решения. Понимаете, вот тоже: построить модульную котельную, реконструировать сверху трубу, которая всё-таки поддерживает температуру, неотрицательную в самой трубе, - это одни затраты. Проложить внутри четырёхсотую восьмисотки, изолированные, - это другие затраты. Но всё-таки надо вот здесь найти оптимум. Понимаете, такой, который уже на длительный период времени нам позволит избежать таких моментов, которые, к сожалению, в этом году случились. Ну вышли из строя. Я же вам уже говорил. Я приводил сегодня данные по ЖКХ. Вот, коллеги, поверьте мне, у нас нет ни одной трубы, которую не надо бы менять. Просто нет. Срок нормативный уже давным-давно прошёл. Они уже по два, по три срока отслужили. Поэтому если сейчас кинуться там во все тяжкие, вот точно не будет никакого, так сказать, результата. Надо приоритетно посмотреть, выставить технологически, технически с точки зрения концентрации ресурсов решить эту задачу.

И это сегодня как раз та стратегия, которую мы реализуем… Мы сегодня должны чётко представлять, где приоритет: что сначала, что потом. Если здесь мы можем определённым образом обойтись техническими решениями, не столь глубокими, не столь радикальными, значит, мы это делаем. Это не значит, что мы это бросили и на это внимания не обращаем. Нет. Вот сегодня ещё зима не закончилась, но тем не менее она тоже была не слишком щадящая для нас. Я вам могу сказать, что сегодня в разы меньше аварий в республике, чем было за прошлый год. В разы.

 

Как я уже говорил, конечно, мы должны очень активно заниматься вопросами вывоза снега. У нас снега бывает очень много. А вы знаете, ко мне жители обращаются, говорят, слушайте, вы в прошлом году кинули клич, давайте там субботник по уборке снега. Я говорю, так вы же не поддержали, вы же кричали, да как это так, он что не понимает, что на Крайнем Севере живёт. А в этом году говорят, слушайте, здорово, может ещё раз повторим. Может, и повторим. Если у кого будет желание, давайте подумаем, может, и повторим. Я с удовольствием. Для меня это как раз и возможность выйти на улицу, и общение, и дополнительная какая-то, знаете, физическая нагрузка. Ну и просто чистота хотя бы какого-то кусочка, где ты приложил свои непосредственно физические усилия. Поэтому я с удовольствием.

 

Что касается Арктики. Арктическая тема, она очень сложная и на самом деле очень серьёзная, но не скрою, она перспективная. Просто первое, что мы сделали, это попросили поддержать нас сегодня. Полпред нас поддержал в инициативе включить ещё ряд территорий республики в категорию отнесённых к Арктике. Это и Инта, это и Усть-Цильма, и ещё ряд территорий. Мы это обосновали, выложили все соответствующие расчёты, доказательства, привели исторический опыт… Ну и показали, знаете, просто курьёзную ошибку, из-за которой в своё время Воркута, к сожалению, по тем решениям, оказалась в Арктической зоне. Хотя мы нашли исторические данные, когда именно эти территории также входили в состав ещё в советское время. Но официально утверждены не были. Нас поддержали, это было направлено в Правительство, я получил соответствующий ответ от вице-премьера Рогозина, где был прикреплён наш пакет документов с поддержкой Николая Николаевича Цуканова, Полпреда. Это дорогого стоит, потому что сегодня это одна из тем, которую в принципе мы в том числе и будем обсуждать на Арктическом форуме.

У нас там состоится встреча с новым министром экономического развития, который недавно был назначен, и мы будем с ним проводить ряд консультаций именно в рамках потребностей арктических регионов. У нас есть встроенная концепция, которую мы сейчас уже обсуждаем. Вот вы знаете, здесь на днях был зам. полпреда, мы провели некую такую, что называется, ретроспективную оценку того, что мы сегодня имеем и какие перспективы можно было бы реализовать. Её сопровождали члены правительства, она выехала в Воркуту. Посмотрели там состояние дел, обсудили много тех моментов, которые сегодня, к сожалению, не в таком может быть качественном виде, как хотелось бы, вот, и мы обсудили перспективы те, которые будут, извините за тавтологию, в перспективе, оформили в некое комплексное такое предложение. Потому что знаете, вот возникла история, мы её тут должны решать. Надо в комплексе представить ситуацию. Когда я говорил про Инту, да, по шахте. Помните, в своё время Минобороны покупало [уголь] на свои объекты, и другие. Но вот что я точно не понимаю в этой части, так это то, что сегодня не так перспективна [угольная отрасль], об этом говорит и губернатор Кемеровской области: «мы уже как сыр, понимаете, в дырках вся Кемеровская область». Куда дальше сверлить то? Ну обратите внимание на другие территории. Мы же тоже здесь, вот они мы! Инта – семь миллиардов потенциал. Семь миллиардов тонн! Уголь не хуже, чем у СУЭКа! Поверьте мне, по качественным характеристикам.

Поэтому вести три с половиной тысячи [тонн] до потребителя, полторы тысячи или тысячу. Тоже разница есть, тоже тариф, тоже составляющая стоимость. Поэтому, конечно, для того, чтобы взять и переговорить, нужно показать, а где будет использоваться, и куда мы принципиально предполагаем его реализовать. Вот этим мы сейчас и занимаемся. То есть когда мы это все встроено сделаем, это будет некое предложение. Да, не побоюсь слова коммерческое, да, с перспективой. Мы этим занимаемся. А кому ещё заниматься? Пока там, извините за выражение, не тот уровень менеджмента, чтобы они могли такого рода вещами заниматься. Мы всё-таки более состоятельны. Знаем, видим, взаимодействуем. Поэтому мы это сделаем. Это первое.

 

Что касается Воркуты, конечно, нужно навести порядок. Конечно, сегодня территории, которые отдалённые, которые неперспективные в силу того, что закрывались шахты, в силу того, что уходили предприятия с той или иной территории, оставались люди, оставались посёлки. Нужно их компактно расселять. Сейчас какой делается в основном упор: это Воркута, это посёлок Северный, это Воргашор - красивый, замечательный. Создать и обустроить инфраструктуру дополнительную, которая требуется и в принципе неплохо получается. Зато мы уходим от всех остальных: от далёких, от очень далёких, таких как Елецкий и Сивая Маска. Это 6 часов на поезде, с ума же сойдёшь. Вахтовым способом, и те, кто живёт в Воркуте, – пожалуйста! Те же специалисты. Пожалуйста, надо на двое суток – отвезите, привезите обратно. Но люди живут с созданной инфраструктурой, со всеми потребностями, которые можно реализовать, да, с видами услуг, которые можно дополнительно…но они живут, в городе, понимаете. Ну и, конечно, это позволит затраты снизить. Компания, как я уже говорил, даст перспективу на освоение и уже не шахтным, а открытым способом.

 Ну вот есть ряд территорий, которые каждый день слышат взрывы на объектах. Нормально так? Живут как на вулкане. Или как при военных действиях. Ну, так же не может продолжаться. Поэтому сменившееся руководство «Воркутауголь» совсем по-другому обратило на это внимание. И я тоже на самом деле им очень благодарен. Пришли неравнодушные ребята. Какое-то, знаете, качественное изменение происходит. В подходах, в оценке, в перспективах. Всё-таки понимаешь, что территория ещё достаточно перспективная. И ряд проектов, которые долго рассматривались, там «Уса», «Уса-2», «Уса-3». За один «Уса-3», кстати, который действительно имеет очень качественные угли. Вот для металлургии, я вам могу привести слова металлургов, которые были сказаны на совещании, которое проводил Председатель Правительства России Дмитрий Анатольевич Медведев, по перспективам развития в прошлом году угольной отрасли, металлурги в один голос сказали: альтернативы жирным воркутинским углям нет в стране. Понимаете? То есть сегодня, чтобы перейти на какие-то другие виды топлива, это надо перестроить металлургию страны. Это целую отрасль. Какие затраты понадобятся. Поэтому, конечно, лучше поддержать, создать условия, дополнительно проинвестировать, и в этом как раз и кроется секрет успешности в целом не одного какого-то маленького предприятия, не одно отрасли даже, а в целом синергии. Поэтому, конечно, мы с ними эти все переговоры не только ведём с точки зрения «а ты понимаешь? – да, я понимаю», а это должно всё лечь на определённые договорённости в виде программных мероприятий, сотрудничества, соглашений. Это та самая тема, о которой мы будем говорить в качестве перспектив развития Арктической зоны. Я ещё раз говорю, это моногорода. Раз моногорода, всё-таки у них должна быть перспектива. Как вы считаете, вот те, кто сегодня стоит в очереди, такими темпами могут на что-то рассчитывать? А жизнь-то идёт. Вот я все время задаю вопрос: «Ну, мы стоим в очереди, мы же живём, а не лучше ли жить вообще в качественных условиях? А те, кто вообще в очередь не попадёт, им-то куда деваться?» Поэтому вот это на сегодня главная задача. И как раз я вот на самом деле рад, что нас слышат, и сегодня в этом плане мы как раз и будем говорить о том, что есть перспектива. И если мы только чуть-чуть поддержим, максимально создадим условия, уберём вот эти разрушенные, которые стоят без окон, без дверей, то есть уйдём от того внешнего вида, который сегодня есть. Принимаются же решения, Тикси же очистили, какая красота стала. Ну, так и у нас здесь надо. Немножко почистить, убрать, а все что можем, условно говоря, аккуратно разломать, надо тоже внедрить в определённую систему.

У нас есть территории, где невозможно класть асфальт, где можно плитами это выложить. Потому что надо на перспективу посмотреть, где будет использоваться, и дальше в этом направлении двигаться. Я вам могу больше того сказать, у меня даже есть ощущение, что нам ещё придётся там строить, и немало. Поэтому, когда мне начинают говорить «мы там цементный завод закроем», я говорю: только попробуйте. Потому что сегодня комбинат есть в Инте, поэтому можно тогда вагон не порожняком туда гнать, а с цементом, а оттуда гнать уже с готовыми строительными элементами. Это тоже будет нормальная история. Ну, раз вы не сохранили, раз не сумели, раз потребностей не было, давайте использовать то, что осталось и наращивать эти объёмы. Конечно, нам нужны соответствующие те же самые изделия для консервации сегодня, надо свалку ту же перелопатить, дополнительно сделать. Ну не выполнялась технология.

Вот сегодня пожар это реально показал. Полтора метра надо пересыпать было. Никто не пересыпал. Десятки метров в глубину, эта свалка, извините меня, она просто прогорала. Опасность-то в чём была, чтобы техника не провалилась, чтобы люди не пострадали. Можно было и за два дня её затушить, и за три. И все для этого было сделано. Именно постепенное движение вперёд, отвоёвывание у огня пространства, это не просто на площади, ещё и в глубину надо было отвоевать. Поэтому, конечно, может быть и долго, может быть, жители и недовольны, но тем не менее, результат того заслуживает. Всё-таки потушили и в планах я наметили, что рекультивация должна быть проведена полностью. А самое-то страшное в чём, начинается тление до глубин, раньше, а рядом отвалы, которые могут гореть. В тех же самых угольных шахтах. Представляете, что бы мы могли получить. В Год экологии экологическую катастрофу. Да не дай Бог. Поэтому, конечно работаем, конечно, делаем и, могу сказать, что усилий прикладываем немало. Может, не такие финансовые затраты, но есть действительно партнёры, которые слышат, в частности «Трансгаз Ухта», очень активно нас обеспечивают пеной. И если бы не их пена, может, и не было бы такого эффекта. Но мы всё-таки видим, что люди понимают, идут навстречу, стараются. Да, понятно, что нам придётся это все оплачивать, это же не дармовая, такая знаете, нате и все. Им самим нужно на свои объекты колоссальное количество объёма. Все равно смотрим, могут сейчас добавить, добавлю, не могут, ну ребят тогда своими силами. Ну, вот как-то так.

 

Максим Поляков, межрегиональный журнал «7х7»: Сергей Анатольевич, в прошлом году летом мой коллега Валерий Черницын спрашивал у Вас Ваше мнение о Вашей бывшей коллеге, руководителе Администрации Главы Республики Коми Елене Викторовне Шабаршиной после всем известных событий. Есть ещё несколько человек, назначенных Вами. Это Евдокимов, Абулгафаров, которые тоже ушли с государственной службы по той причине, что ими заинтересовались силовики. Расскажите, как Вы выбирали тех людей, как назначали, принципы Вашей кадровой политики. Прокомментируйте эти три случая по отдельности. Спасибо.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Знаете, коллеги, перед тем, как кого-то куда-то назначить, я приглашаю человека и задаю конкретный вопрос в глаза. Я говорю, у тебя есть то, что сегодня в определённых обстоятельствах не даст тебе честно, ну или по крайней мере с внутренней полной уверенностью работать на предложенной должности.

И знаете, что самое удивительное? Что все эти люди сказали, что ничего подобного у них за душой нет. Я говорю знаете что: я знаю этих людей, и слышал, и видел, и их профессиональные качества меня устраивали. Я Тукмакова [Владимир Тукмаков, экс-председатель Правительства Республики Коми – Прим.] вызывал. Говорю: Володь, есть что-нибудь такое, что тебе не позволит сегодня со мной работать дальше? Ты знаешь мои принципы, знаешь моё отношение. Есть? – Клянусь, нет! Ну, там мамой клянусь, не знаю. В результате появляется такая история. Я говорю: вот ты честно смотрел мне в глаза. Ну, сказал бы, что у тебя и какие последствия, я бы для себя уже принял решение. Это моя была бы уже ответственность. Но ты же меня реально обманул. – А я, говорит, думал... – А что ты думал. Ты не понимаешь, чем это грозит? И какая у тебя мера ответственности за это?

То же самое с этими людьми. Я каждому задавал вопрос. Но поверьте, мне нужны профессионалы. Я, когда задаю вопрос, можно, конечно, долго разбираться есть, нет, по некоторым говорили, нет, пока нет. Пока нет, а вдруг возникло. И что теперь? Жизнь движется вперёд. Я что не могу использовать потенциал и профессионализм этих людей? Могу. Но я задал вопрос. Я перед собой и перед Вами честен? Честен. Я задал этот вопрос. Вот если бы у меня что-то было, я честно бы ответил. Я никогда не скрываю, я говорю об этом. И дальше тот, кто принимает меня на работу, имеет со мной взаимоотношения, он уже для себя решает, иметь со мной дело или не иметь. Вот точно так же и я. Я задал конкретный вопрос, мне сказали - нет. Когда это возникло, у меня не было ни грамма сомнения, я уволил этих людей. Даже не доведя до определённой ситуации, как только у меня поступила эта информация. Но я пригласил людей, я сказал: вы же мне говорили, что у вас за душой ничего нет. Ой, а мы думали, а вот как... Так, а вы думали? Сколько ниточке не виться, а результат будет. И вот все. Вот принципиальная история, то, что люди старались и принципиально старались сделать, я это видел.

Я вам могу однозначно сказать: и то, что случилось, и какие у них были скелеты в шкафу, к нашей с ними работе не имеет никакого отношения. Случилось то, что случилось. И так со всеми. Все, кто пришёл в правительство, я каждого спросил: Есть? Скажи сейчас, вот сейчас и я приму решение. Не смогу я, значит, я тебе скажу - извини. Да, я вынужден буду без тебя обойтись. Вот как-то так.

 

Роман Истомин, телеканал «Юрган»: Сергей Анатольевич, с недавних пор должность главы администрации муниципалитета – фактически расстрельная. К ним предъявляются какие-то претензии со стороны контролирующих органов, республика предъявляет к ним критерии эффективности, постоянно обновляя список этих критериев. Собственно, они всегда первыми держат удар от населения, когда в условиях новой экономической       реальности градус повышается. Это видно, кстати, и по личным приёмам населения, которые Вы проводите. Вот в этом смысле, в преддверии важных стратегически конкурсов сити-менеджеров в Прилузье и Сыктывкаре, какие критерии к кандидатам Вы бы предъявили вот в данный момент и не хотели бы получить право назначать и снимать с должности руководителей администрации муниципалитетов, как это предлагает одна парламентская партия?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Хочу сказать насчёт расстрельности. Вы думаете должность губернатора менее расстрельная. Я думаю не менее. Просто у нас так, наверное, в обществе повелось, что есть некий термин – ты попал. Так получилось, что примерно последние 15 лет я работал всегда на таких должностях. Представляете, что бы случилось, если бы не прошла Олимпиада. Ну вот просто на минуточку. У меня просто подход такой к работе. Это не то, что какие-то дополнительные требования. Я просто требую того, что они должны делать, вот и все. Я к себе такой же требовательный, к своим коллегам и к ним такой же требовательный. А у правоохранительных органов у них своя работа, у прокуратуры. Видят они нарушения, доказательства, предъявляют претензии. Они поэтому и «государево око», они следят за тем, чтобы выполнялись законы…

Поэтому в этой ситуации я в первую очередь смотрю на профессиональные качества, просто самого человека хватит ли на выполнение этих обязанностей, во-вторых, на порядочность… Я, конечно, не хочу сказать, что все мы здесь бессребреники. Но человек чётко должен понимать, если он пришёл и работает, то никаких других телодвижений он делать не должен. Это принципиально, табу, это закон. Вот это принцип, который, наверное, и для меня очень важен с точки зрения отбора.

 Ну и, конечно же, человек должен думать головой, когда он то или иное решение хочет провести, в том числе даже внутри муниципального образования. Это не потому, что я насел на них. Это ни в коем случае не так. Но ты же должен о последствиях тоже думать. Поэтому, когда человек думает с тараканами в голове, он сначала пусть тараканов вытравит из головы, а уже потом идёт на эту должность и на эту службу. Многие, наверное, считают, что это так просто, другие считают, что это слишком тяжело. Всё-таки нужно найти какую-то середину. Ещё раз говорю, пусть он не семи пядей во лбу, звёзд с небес не хватает, но он должен чётко каждый день выполнять свои обязанности, свои задачи.

Самое главное жители будут довольны. А знаете почему?

Вот вы говорите, что я увеличил в два раза количество приёмов.

Просто когда жители увидели, что можно общаться с руководителем, когда жители поняли, что можно записаться, получить какие-то разъяснения…Я не хочу сказать, что это норма, нет. Я, конечно, жёстко отношусь, когда не выполняют поручения. Особенно когда не дай Бог, в страшном сне такое не может присниться, это когда не выполняются поручения Президента.

Предыдущий Глава, наверное, обиделся на меня, что я его так через Совет депутатов Сыктывкара наказал. Слушайте, друзья, так нельзя. У меня в мыслях никогда не возникнет, чтобы где-то не предусмотреть, что поручается. А вот тут как-то по своей воле, что как-то где-то, а у нас ничего и ничего не будем делать. Как? Как это может быть? А кто за тебя будет делать?

 

Елена Савина, газета «Заря»: Хотелось бы узнать по поводу строительства ФОКа в нашем районе. На сегодняшний день в нашем районе нет ни одного достойного культурного или спортивного объекта. У нас много спортсменов, которые показывают отличные результаты на международном уровне, и люди ждут начала строительства. Мы знаем, что администрация занимается проектно-сметной документацией. Хотелось бы узнать, когда будет готова документация, когда пройдет экспертиза, когда может быть начато строительство.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Вот Вы понимаете, что за администрацию района у меня спрашиваете. Как только они выполнят все необходимые требования в рамках порядка предоставления бюджетной заявки, они будут включены в соответствующую адресную инвестиционную программу.

 

Елена Савина, газета «Заря»: Да, потому что в республиканской программе ее нет, потому я и спрашиваю.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Потому что не было ещё заявки. Вот как заявка появится. Мы ведь о чём говорим, у нас трехлетний бюджет сейчас, не однолетний. В момент на трёхлетку можно зайти в любое время в 17-м на 18-й, в 18-м на 19-й год. Нужно изначально, чтобы они сами понимали, что это крайне важная и необходимая задача, а крайне важная и необходимая задача подтверждается чем? Заявкой, сформулированной, обоснованной, со всеми необходимыми приложениями в виде сметы и проекта.

 

Елена Савина, газета «Заря»: Можно ещё вопрос по поводу завершения строительства дороги Ухта – Троицко-Печорск, которую ждут три района.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Я не буду Вам открывать секреты, но сегодня ведется интенсивная работа по привлечению средств для реализации этого проекта. Я думаю, что в скором будущем мы подпишем это соглашение, не буду пока говорить с какой компанией, но сегодня идет интенсивная работа.

 

Александр Шовкун, информационное агентство «БНКоми»: Сергей Анатольевич, Вы сегодня уже затронули тему инвестиций в наш регион, хотелось бы узнать о последних успехах в этой работе, особенно интересно, когда мы сможем их наконец увидеть и ощутить на себе. И ещё интересует работа в этом направлении спецпредставителя Коми Алихана Яндиева. Какие успехи у него? Спасибо!

 

 Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Жаль, что его сегодня нет среди нас. Он бы вам сам рассказал. Но я могу сказать, что вот давайте так, у меня тоже есть к вам вопрос. Кто-нибудь из вас в жизни хоть один рубль инвестиций пробовал привлечь? Ну, просто… есть у кого-нибудь такая практика? Ну, там на газету привлечь … был опыт да? Удачный? Сколько прошло от момента идеи до момента конечной реализации. Вот просто из своей памяти вспомните? Год? Год… Это вам просто бумагу кто-то покупал, чтобы вы лишний раз напечатали? Ну, я примерно так и понял…год! Понимаете, просто чтобы купить бумагу. А тут же не просто купить бумагу, здесь же надо [создать] производство, а перед производством нужно оформить все права, отношения, скажем, договориться.

Вот, я могу пример по Емве привести. Идея была, она абсолютно правильная, потому что это драйвер, реально драйвер, район зажил, на район стали обращать внимание, в район стали приходить уже дополнительные, так сказать, интересанты в рамках инвестиционных проектов. Вот можете представить, да, вот земельный участок, он вроде бы никем не обрабатывается. Вот как только мы на этот земельный участок зашли, откуда только люди не приехали. Я даже не знал, сколько у нас в Коми вообще владельцев той или иной земли, и где только они по миру не живут. И вот с ними-то как раз приходилось очень плотно и тесно работать с тем, чтобы решать вот ту самую задачу, оформление этого земельного участка не по картам, а в целом. То есть это сначала надо было провести работу, договориться, подписать соответствующий документ, переоформить право на каждый из тех земельных участков, которые входят в единый. Потом переоформить его на соответствующий муниципалитет, после этого разыграть соответствующий конкурс, после этого выставить его как инвестиционное предложение. И вот это все шаг за шагом. Вот так мы делали, допустим, на олимпиаде.

 Я вам разрисовал сегодня линейку поступательных движений в рамках закона, только от момента идеи до оформления земельного участка по закону проходит два года. Это технология, это сроки, это процедуры, предусмотренные у каждого, понимаете? Когда мы эту линеечку вот так вот на бумажке разрисовали, там есть определённые процедуры, есть сроки, мы вот так вот взяли всё хоп и посхлопывали, ну потому что просто договорились.

Поэтому сегодня земельный участок оформлен, соответствующие коммуникации уже подключены, проект сегодня в стадии разработки, договорённости по его финансированию с точки зрения дополнительной инфраструктуры уже рассмотрела правительственная комиссия. Емва будет признана решением Правительства как территория перспективного социально-экономического опережающего развития, значит, инвестор зайдёт на определённую сумму в банк для начала соответствующих нулевых работ, ну или работ по нулевому циклу. Но я ещё раз говорю это этапность на три года, то есть первая стадия, вторая стадия, третья стадия проекта, и в конечном итоге, когда будет реализован весь проект, тогда будут, конечно, те самые там 30 тысяч тонн той самой замечательной продукции, которую мы ожидали.

Является ли это успехом? Я считаю, да. Привлечь инвестора, который просто подписал соглашение, - я думаю, что самоубийц таких нет, там очень жёсткие санкции, но прогарантировать 9 миллиардов это же не просто так, это же была оценка активов, соответствующих способностей того, что он делает, сколько у него там других направлений в работе, может ли он концентрировать, может ли он выйти залогодателем в привлечении инвестиционных средств, если понадобится банковский кредит. Это все была соответствующая оценка предварительно. Я считаю, что это успех, не делали бы мы этого, ну и ни рубля сейчас бы не было.

Вот там про краны сейчас заговорили, возрождение даже на 50 кранов в год это успех? Конечно, успех! Можно было б вообще ничего не делать, ну и стоял бы он там дальше, даже хотя бы внешний фасад, понимаете, уже совсем другим цветом отыграл. Территорию благоустроим, забор поставят.

И вот если такие успехи у нас будут, шаг за шагом, вот у нас не останется ни одного неосвоенного участочка, а всё-таки 240 тысяч гектаров у нас сегодня, извините, вот в таком состоянии. Поэтому задача Правительством поставлена безусловно в максимально короткие сроки, а я считаю это короткие сроки - 2 года, сделать полную инвентаризацию с постановкой на кадастровый учёт всего. Чтобы мы чётко знали, у кого, кто владелец, кто хозяин, бесхозная ли, вернуть в муниципальное образование, либо в субъект Российской Федерации и дальше заниматься вопросом активного влечения в экономический процесс. Мы же хозяева, мы должны знать. Каждая же знает, где, на какой полке у него какая банка стоит. Ну, представьте, если вы перец чили дадите вместо перца для закуски, что будет. Горячо на входе, горячо на выходе. Вот все у нас так и было. Поэтому надо чётко себе представлять, та же инфраструктура, любая социальная, спортивная, она требует сегодня оценки. Есть ли у нас вообще на что ориентироваться или у нас все в разрушенном состоянии? Стоит ли строить тот или иной объект или может быть реконструировать рядом стоящие? Я уже неоднократно об этом говорил.

Вот в Удоре, к примеру, дом стоял 100-квартирный. Он стоял сколько лет, провёли инструментальную оценку, сделали соответствующие расчёты, посмотрели. Представляете, вот в Удоре теперь будет 100-квартирный дом, вот сейчас уже выходят на финальную стадию. Это правильно или неправильно, или надо было бросить этот дом, чтобы он стоял, а рядом строить что-то новое, где ж хозяйский подход. Поэтому вот так вот должно быть в принципе во всем.

Позволяет возможность, действительно, реально сделать – делаем. Даже общежития в нескольких районах поменяли, сделали план, сделали соответствующий проект, чтобы переделать в квартиры. Да малосемейки, но они в крайне большой потребности. Вот и люди на самом деле очень благодарны, что сейчас можно уже рассчитывать, что они в такие квартиры переедут.

Во-первых, площадь небольшая, затраты не такие большие, а всё-таки своё, понимаете, комфортно тут и кухонька, тут тебе и коридорчик, комната, вот даже и чуланчик есть как мы обычно любим туда все запихнуть.

Возьмите те же самые проблемы, которые у нас с имуществом. Да, ну «Колос» был там на 53 процента в федеральной собственности, хотя ну что такое 53 процента, ну что там 36 миллионов, да в приватизации, а когда оно своё, родное – оно же греет, правда. Ну добились же, правильно в октябре месяце Правительство приняло решение. Ну не пошли б мы за этими 36 миллионами, не сделали бы там усилия и движения, не объяснили бы, почему это происходит, ну и не было бы у нас этой 100-процентной собственности. Это всё-таки санаторий, где наши люди отдыхают, а потом, когда туда деньги платят, когда возвращается то, конечно, и дотационность теперь меньше, в окупаемость перешли. А «Лесная Новь»? Вот взяли там хитрым способом: почти 90 процентов [акций] передали в частные руки. Это разве нормально? Дяденька, который был там руководитель и там, извините за выражение, хитрым умом решил такую схемку сделать, и чего? Поговорили с Прокуратурой, вышли с иском, вернули. Теперь 90 процентов, уже в конце января оформили все права, государственная собственность, все наша, опять наша. Кому от этого плохо? Никому. Те же самые объекты, которые сегодня в государственной собственности, которые были просто переданы просто так вот для какой-то вроде как коммерческой деятельности, а результат 500 миллионов минус из бюджета. Нормально? Где же тогда денег напастись.

Поэтому, конечно, посмотрели и решили, переоформили, вышли, приняли решение, да, процесс очень длительный. Вот тот же Дом дружбы народов, сколько возни-то с ним было? знаете? А там нb много ни мало так под 30 тысяч квадратных метров, на минуточку, перемножьте сегодня на 1 кв. метр стоимости в Сыктывкаре, посчитайте сколько. А это ж все могло сегодня уйти, а теперь там у нас сидят люди в Доме дружбы народов, занимаются межнациональными отношениями. Уютно, красиво, у каждого есть свой уголок. Правда, здорово?

Вот так иногда в бумажках больше, понимаете, этой возни, чем в реальности, но все-равно эти шаги надо пройти, без этого никуда. Все в порядке [должно быть]: ты чётко знаешь, что у тебя есть, чем ты располагаешь… Вот она каждодневная работа, это как раз хозяйский подход, то, чем должен заниматься каждый на своём месте. Вот она особенность, а с другой стороны какие критерии предъявляем, вот именно эти критерии и предъявляем. Ну не должно быть равнодушия, понимаете, не должно быть. Вот ты домой приходишь, у тебя вот, если нет прав собственности, ты как живёшь, спокойно, что ли. Любой придёт, тебя возьмёт и выкинет, как щенка, из твоей квартиры и скажет: это же не твоё, что ты претендуешь.

Сейчас же каждый бежит, пытается оформить быстро, в очереди стоит, хочет получить соответствующее свидетельство. Как только переоформление, все в очереди стоят.

Потому что все это твоё, потому что это моё, потому что наше. Ну, нет такого, что это не наше, те же дороги. Вот начинают бодаться с муниципалами там, они со своими там внутренними [дорогами], кому обслуживать, кто должен снег убирать, а знаете почему, потому что чётко нету права собственности. Вот твоя собственность - от сих до сих, будь добр, иди убирай.

Начинаешь документы поднимать, ничего не понятно, кому принадлежит, кто строил, какие затраты несли, поэтому, как только это все разграничим, как чётко поставим на кадастровый учёт, уже никто не отвертится, и тогда понятна вся эта история с точки зрения бюджетирования. Ну и налоги тогда тоже надо будет определённым образом собирать, а те же ТОСы, вообще замечательная идея. Вот представляете, сейчас по нашей схеме тоже начинают другие территории подниматься.

Если можно оказывается дорогу всем миром построить в 10 раз дешевле, чем через все эти конкурсные процедуры, ну я вам честно говорю. Так это надо вот просто популяризовать, просто брать и просто делать основой понимаете. Вот он маленький проект, ещё маленький проект и вот каждый житель же видит. Представляете, собралось десять человек, девять внесли деньги, а десятый нет. Что с ним будет, я даже боюсь представить. А если из этих десяти, кто внёс один «скрысятничал», что с ним будет. Понимаете? Когда вот такая круговая порука за хорошее дело, тогда мы начинаем чётко чувствовать и, конечно, таким нужно помогать.

На самом деле деньги-то небольшие, вот народный бюджет, который приняли, здорово же, уже чётко понимаешь: да, маленький проект, но чётко видно - до этого улица дошла, здесь, говорят, не надо нам это, давайте автобусную остановку поставим. Другие говорят, нет, давайте вот сюда детскую площадку, давайте вот здесь тротуарчик сделаем, а здесь скверик благоустроим, понимаете, здорово. Люди сами решили, что будем делать... Зато красиво, зато чисто, зато аккуратно, и попробуй завтра кто-нибудь на стенке что-нибудь там напиши, ему потом на другом месте напишут.

Вот через это как раз надо формировать отношение к земле. Деньги небольшие, но очень качественный дают, очень хороший синергетический эффект и дисциплинируют людей на месте, потому что они видят результат, потому что каждый чуть-чуть вложил, вот такой принцип, знаете, соучастия, но в другом.

 

Роман Квашнёв, ведущий пресс-конференции: Сергей Анатольевич, там была ещё вторая часть по поводу работы спецпредставителя. Скажут, что замолчали.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Нет, нет, не замолчал, слушайте.

Честно могу сказать, в ноябре назначен, сейчас у нас февраль. С момента как мы договорились, а я был на этой встрече, на презентации, встречался с послами этих государств.

Как-то странно для меня это прозвучало, что мы в конце февраля возвращаемся. Куда возвращаемся, сюда в страну, я не понял, ну, может, к нашим вопросам в конце февраля возвращаемся.

Сейчас уже два (посла) из них вышли с предложениями приехать сюда. Один в конце марта, второй – в конце апреля. Посол Бахрейна и посол Катара. Богатые, очень богатые, очень много денег. Но ведь тоже надо дипломатию проявить, искусство. Ведь не просто так пришёл, за стол сели – деньги дай, зачем приглашали, куда попал, бегом, бегом. Их же влюбить надо, здесь искусство. А у нас конфетка вкусная, но обёртка такая, что смотреть не хочется. А иногда, извините…, понятно, что там, а конфетка – ух, обёрточка такая, что загляденье. Вот здесь должен как раз быть компромисс, чтобы и то, и другое соответствовали. Так вот это тоже искусство, надо над этим работать и двигаться вперёд.

Готовим программу, обсуждаем, он активно принимает участие, решает другие проблемы. Это очень сложно идёт, правда, не потому что кто-то работать не хочет. Такого рода решения требуют времени. Вы видели, к нам много приезжает генконсулов: из Германии девушка, из Израиля, канадец и ещё приедут. Вот все здорово, сидим с ними разговариваем, все понимают, все здорово, но есть некое ограничение. Но если приехал, значит, есть потребность в этом. А все остальное, наносное, все уйдёт, ограничения уйдут, санкции снимутся. Против логики и здравого смысла не попрёшь, сколько бы это ни продолжалось.

Если мы не будем двигаться, обсуждать перспективные планы, даже в этих условиях, то куда мы завтра продвинемся? Завтра опять с нуля? Нет. Поэтому пытаемся, ищем, смотрим, но говорю, есть определённые обстоятельства, которые влияют на это. Многие тоже смотрят, куда ветер дунул, куда политика пошла, где какие взаимоотношения, процессы, кто что заявил. Это тонкая, очень тонкая сфера.

Когда приезжают представители государств, дипломатические представители, первые лица в посольствах, то это все равно считайте, что приехал глава государства, это примерно такой же уровень дипломатии. Он полномочный представитель, он решает вопросы на уровне главы государства, он уполномочен. Если мы с ним договорились, считайте, что договорились с руководителем государства.

И знаете, очень осторожно надо, главное, чтобы было так, как требует время, так как на сегодняшний день мы должны сделать. Политика должна выполняться. Стараемся, делаем, стараемся максимально презентовать регион, весь его потенциал. Это даст свой результат, может быть не завтра, но даст результат, однозначно.

 

Дарья Шучалина, информационное агентство «Коммерсант»: Сергей Анатольевич, два вопроса. Первый: какие перспективы строительства Сыктывкарского промкомбината, если таковые есть?

И второй вопрос: у нас в прошлом году впервые за всю историю республики в сферу ЖКХ была внедрена информатизация. По Вашему поручению у нас заработали два проекта - это портал «Активный регион» и информсистема «Открытая республика». Причём «Открытая Республика» стала уникальной альтернативой федеральной системе «ГИС ЖКХ» (единая федеральная централизованная информационная система, которая содержит информацию о ЖКХ России), которая у нас в стране так и не заработала. А вопрос такой: понятно, что Вы смотрите отчёты о том, как работают эти два проекта, знаете, что они набирают популярность у населения. И тем не менее проверяли ли Вы лично как потребитель работу активного региона, может быть, отправляли народный сигнал или отправляли жалобу на свою управляющую компанию в систему «Открытая республика». Спасибо.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Я действительно гоняю свою управляющую компанию. Когда выхожу и вижу управляющего, я ему сразу: «Иди сюда!» Понимаете, я прошу прошения, когда есть какое-нибудь служебное положение, когда я так могу, но тем не менее я сам глубоко проник в эту тему. Обсуждал с коллегами, когда на стадии выхода были эти проекты. Смотрели, внедряли то, что нам на тот момент казалось даже не будет реализовано, может быть, мы не туда идём. Оказалось, всё наоборот. Оказалось – именно то, что должно было быть и должно работать, когда ты говоришь о конечном результате.

И жалобу я отправлял. Честно говоря, думал, дойдёт ли до меня жалоба. Дошла. Я вот сам читал. Та же самая жалоба, но потом сказал, ребята, не бойтесь, это я сам. Просто хотел видеть обратную реакцию. Кстати, всем говорю об этом, что нужно активно участвовать, если есть проблема, не надо дожидаться приёма, ещё чего-то, надо использовать эти ресурсы, потому что идёт ответная реакция. Мы видим, мы смотрим, анализируем.

Ну уже по таким серьёзным вопросам у меня на компьютере определённый стоит портал, куда общая тематика в общем поступает, общая статистика каждый день, что происходит, где происходит, по каким направлениям. Далее идёт статистика принятых решений и конкретных мер. Если я вижу, что где-то проволочка, то обязательно сам подключаюсь.

Это очень хорошая тема, в том числе и контроля за развитием подобного рода систем, ну и не только систем, но и именно тех направлений, в которых они внедряются. Поэтому, конечно, сегодня можно сказать, что и, когда федеральный инспектор приезжает, тогда мы оцениваем историю. Когда мы можем сказать: это не просто хорошо, вот идея, вот вы как здорово тут придумали, а когда ты сам можешь зайти на компьютере, посмотреть, оценить, послать и получить соответствующую обратную связь, да ещё потом после этой обратной связи ещё что-то происходит в результате, ну, конечно, это дорогого стоит. Правда, с точки зрения усилий, которые прикладываются, всё-таки меньше надо такого управленческого вклинивания, да, каждодневного, ручного, ну и в большей степени это должно работать в автоматическом режиме.

Второй вопрос о чём? Промкобинат. История была долгой. Очень много было заходов, но я, честно говоря, вот смотрел на всех людей, я сам взял контроль за этим предприятием. Просто говорю, ребята так не может быть, просто не может. Потому что были попытки, но не приводили к результату. Кто-то что-то пытался, кто-то заходил, какие-то предложения, понимаете, единственно, что для меня было в основе – не дать провести конкурс, но не потому, что я не хотел его провести, а просто потому, что я понимал, что такое конкурс – это значит продать по частям, продать за три копейки. Разберут, но в целом предприятие потом не соберёшь никогда обратно. Долго уговаривал я Семенюка [председатель совета директоров ООО «Лузалес» Николай Семенюк – Прим.]. Долго, честно могу сказать. Терентьич, сопротивлялся, торговались по цене, все понятно, но при этом я его всё-таки уговорил. Он посчитал, что перспективы на самом деле есть и очень выгодные.

Настолько я знаю, сейчас они модернизацию очень серьёзную затеяли. Это будут новые шведские линии и много чего интересного. Но также нельзя подходить, когда два дома-комплекта. В принципе такая цена, что в принципе решает судьбу всего предприятия. Ну куда, разумность есть вообще? А у нас так хозяйничают, понимаете? Поэтому и довели до такого состояния. Сейчас в перспективе застройка определённых территорий, они уже план приносили – показывали. Там малоэтажка и до трёх, до пяти этажей где-то. И все это на самом деле позволяет. Самое главное, чтобы проект реально отвечал комфортности, качеству проживания в наших условиях и безопасности, безусловно. Но это здорово. Понимаете?

Сегодня серийные части, там Финляндия, Швеция, Норвегия, они имеют такие проекты и запросто реализуют и люди довольны, просто надо подойти и сказать, что есть такие подходы, понимаете? Нельзя здесь так, построил, что-то там, хибарку, избушку на курьих ножках и потом ходишь и вселяешь туда людей через суд, ну это же ненормальный подход. Ну как так? Сами вселитесь туда, вы построили и вселитесь туда. Вот если ты сам как производитель имеешь такую квартиру, сам в ней живёшь, тогда шоурум без всяких дальнейших так сказать рекламных акций, вот заводи себе в квартиру и показывай, как ты живёшь. Вот и все!

Но перспективы, безусловно, они есть. И сейчас мы договорились, что у них ещё какое-то время всё равно должны пройти формальные процедуры, надо закрыть реестр кредиторов, надо договориться с уполномоченным органом - налоговой, надо, конечно, все выплатить. И здесь мы пошли навстречу. Безусловно, этим сейчас занимается корпорация. Корпорация взяла все эти функции на себя. Его задача с корпорацией - заплатить это все, и заплатить соответствующую долю и все те задолженности, которые были. Могу сказать, что суммы немаленькие. У меня в кабинете собирались часто, он уходил – «нет», возвращался, но, в общем, нашли компромисс.

 И могу сказать, что я ему очень благодарен, что он действительно подошёл самым, наверное, разумным образом и с самым взвешенным подходом. Но самое главное для меня, как для руководителя, это то, что предприятие будет жить, развиваться, люди будут работать, получать зарплату и, наверное, всё-таки есть у меня большая уверенность, что мы будем наращивать объёмы. Вот это важно.

 

Андрей Першин, газета «Маяк Сысолы»: Добрый день, Сергей Анатольевич! У нас на сегодняшний день в районе необходимы два объекта: это вторая очередь поликлиники и Визингская средняя школа, строительство которой не могут начать в течение 10-15 лет. На сегодняшний день я знаю, она даже не в планах до 2020 года, тем не менее поддержка остро необходима, потому что, Вы сами прекрасно знаете, здание начальной школы находится в аварийном состоянии, а количество классов из года в год все растёт и растёт. В этом году было восемь первых классов. И в дополнение хочу задать вопрос по природному газу. Когда он появится в южном направлении?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Здорово, что количество классов увеличивается, детвора появляется. Но инфраструктура нас, конечно, немножко подводит, это правда. Я уже сегодня говорил, когда выступал перед Госсоветом, что есть подходы в рамках социального кластера. Мы, конечно, сегодня найдём выход из ситуации, пусть даже временно, с тем чтобы изменить то состояние, в котором сегодня находятся наши дети. И в перспективе, это даже не обсуждается, нам надо все это не только модернизировать, но и строить по новой, потому что все должны находиться в нормальных, цивилизованных условиях. Дети ни в коем случае не должны страдать. Я сейчас не буду точно говорить дату, когда это произойдёт, но поверьте, что мы над этим работаем. У нас есть планы, и в том году мы максимально должны сделать и по Сысольскому району, в частности, в решении этого вопроса.

Что касается газа. Вы знаете, я тоже раньше был такой сторонник, что все на газ надо перевести. Газа, газ, газ - все очень здорово. Программа подписана, мы будем её реализовывать, но всё-таки надо дополнительно искать наши местные возможности, у нас всё-таки их достаточно. Другой вопрос: насколько и как это все вот трансформировать и вставить в единый процесс жизнеобеспечения, вот это важная задача. Ну, вот вы помните, в прошлом году мы открывали детский садик. Там на самом деле был эксперимент.

Мы договорились о том, что поставим экспериментальный котёл на пеллетах, потому что до этого была совсем другая история. Предложили, мы рассчитали экономику, потом решили, что надо просто на практике это все проверить. Всё-таки тысячу квадратных метров при таких серьёзных отрицательных температурах. Знаете, во сколько содержание садика уменьшилось? В шесть раз. В шесть! У нас по году было 380 тысяч затрат, нет по месяцам… мы обошлись в 50 тысяч. В шесть раз! Тем более обслуживается одним человеком. Там единственное нужно – резервный источник в виде автоматического дизель-генератора, чтобы, не дай Бог, не заморозить, если провода порвутся или что-то отключится. И сейчас такая система, вот вы знаете, удивительно, нигде нет таких индивидуальных, вот нигде нет. Таких промышленных – пожалуйста, ставь там, а вот чтобы такие маленькие – таких нет. Сейчас как раз вот в этом есть некая загвоздка, как только мы с производителем поймём, что можно это сделать, оттестируем.

Я думаю, что южные территории, так точно будем переводить [на пеллетные котельные]. Сейчас потому что есть производство, в частности и в «Лузалес», и в других компаниях. Они действительно очень активно будут использовать переработку древесных отходов, а куда использовать? Да только на это – на пеллеты, брикеты, так сказать, щепа и все остальное, но поверьте мне, что это очень выгодно. Цена гигакаллорий дешевле. Поэтому они все своё производство переводят на собственную генерацию, а часть переводят на будущую генерацию, с последующей возможностью реализовывать, к примеру, такие проекты в Объячево с «Лузалес» сейчас будем делать.

Газ для приготовления пищи очень выгоден, не баллонами таскать, а можете представить – вот такие тянуть коммуникации, сколько денег и затрат, чтоб потом взять и суп приготовить. Ещё раз говорю, есть у нас уже первые шаги, все проектные решения по тем объёмам, которые заложены в программу, они уже все размещёны. Сегодня идёт активная оптимизация, безусловно, ну потому что всё-таки это был предварительный расчёт, а когда ты кладёшь на проектное решение и на расчёт соответствующей сметной стоимости, то очень много возникает различных схем и возможностей с точки зрения прокладки, способа, стоимости. То есть это просто надо видеть, это должны быть профессионалы, эксперты, которые это оценивают каждый день. Я не буду сейчас сумму называть, но вы поверьте, экономия будет существенная, именно наших затрат, потому что мы, всё-таки видим, где что можно сделать, за счёт каких возможностей.

 

Василий Смирнов, газета «Усинская новь»: Добрый день, Сергей Анатольевич, добрый день уважаемые коллеги. Я представляю город Усинск. 2017 год у нас [в России] объявлен Годом экологии. В нашем районе актуальна проблема несанкционированных свалок, стихийных свалок. И вот на упомянутом уже портале «Активный регион» запущен проект - «Мониторинг несанкционированных свалок». То есть люди могут присылать месторасположение свалок, они будут заноситься на карту. Потом, как я понимаю, по ним будут отрабатывать положенные органы… Срок этого проекта ограничивается 15 марта. 15 марта у нас лежат сугробы с человеческий рост. Понять, где находятся эти свалки, решительно невозможно. Можно ли как-то адаптировать этот проект и другие проекты всё-таки под нас, под северные регионы с учётом наших климатических условий? И второй вопрос, я прошу прощения, но меня не пустят обратно в город, если я не задам этот вопрос. Может ли как-то республика помочь Усинску справиться с нашествием бездомных собак. Я понимаю, что это задача муниципалитета, муниципальных властей, но поскольку проблема не снимается с повестки дня… Очевидно, что четвёртый-пятый год подряд не справляются власти на местах.

Вот статистика [за 2016 год]: 56 взрослых, 46 детей обратились с укусами в приёмный покой… Только за январь этого года: трое взрослых, четверо детей. Все это приведёт к тому, что кого-нибудь когда-нибудь загрызут. Все, спасибо большое.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Спасибо за вопрос, он непростой, на самом деле... И надо эту тему [проект по свалкам – Прим.], конечно, поправить. И не 15 марта, конечно [поставить срок окончания]. Как будто те, кто принимает такое решение не знают, где живут. Тут даже вопросов никаких нет [с тем, чтобы продлить сроки действия проекта], правильно сделать его постоянно действующим. Зачем нам ограничиваться какими-то рамками, датами? Люди должны точно знать, что в любой момент они могут сообщить о свалках, и будут приняты все необходимые меры.

Что касается собак. Недавно разговаривал с жителями Койгородка. Они мне говорят, что в районе волки ходят. Это гораздо хуже проблема… И другая составляющая - волки собак режут. К вам волки не заходят в Усинск?

 

Василий Смирнов, газета «Усинская новь»: У нас в районе волков нет.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Понятно. Услышал проблему. Сделаем все, чтобы помочь Усинску справиться с ней.

 

Валерий Черницын, газета «Красное знамя»: Мой вопрос, может быть, будет немного необычный, психологического плана. За те полтора года, которые Вы здесь, Вас принято считать, к Вам пригляделись, авторитарным, жёстким и нетерпимым. Есть ли кто-нибудь из вице-премьеров, министров, мэров, кто может вам возразить и возражал? Не просто по-тихушному уходил в отставку, а возражал. Я поясню, почему этот вопрос возник. В какой-то мере в развитии темы коллеги с «БНКоми». Вот когда Вы вносили кандидатуру господина Яндиева на спецпредставителя, Вы даже в Госсовет не пришли. Вы послали Михаила Юрьевича (Порядина). А ну такая была, в общем, презентация. В общем-то, настроение депутатов было понятно. Но никто из них, естественно, не сказал ни слова по этому поводу. Вот. Почему это происходит. Так, кто-то был за эти полтора года, кто вам осмелился возразить реально, открыто. Вот, ну и, кстати, заодно расскажите, как Вы познакомились с господином Яндиевым, почему Вы его внесли на эту должность. Спасибо!

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Спасибо за вопрос. Значит, я так понимаю, в Вашем понимании, открыто - это в средствах массовой информации послать Главу. Правильно? Нет? Не так? Ну, тогда возражают все. У нас здесь дискуссии. На заседаниях, на совещаниях каждый высказывает своё профессиональное мнение. Другой вопрос, что мы находим консенсус. И я требую от своих коллег, чтобы они высказывали своё профессиональное мнение, более того, я как раз и сужу о профессионализме человека не по тому, что он отсиделся на совещании и ничего не сказал, а потому, что вижу, что он приходит на совещание с подготовленной позицией. И я Вам могу сказать, у нас бывают жёсткие дискуссии.

Но в результате, знаете, это не так, что я всегда прав! Вот Вы знаете, я Вас тут послушал и решил. Да и так бывает. Но я как раз послушал и решил, на основе того, что обсуждалось, а не того, что у меня в голове родилось. Если у меня в голове родится, мне тогда зачем собирать совещание. Не надо. Я и сам приму решение.

Что касается муниципальных образований, так знаете, вот я 24 часа для них в доступе. Иногда бывают и неудобные вопросы, иногда на мои поручения мне там говорят, а вот как мы тут сейчас вот…понимаете. Всякое бывает. Но я вас уверяю, что я ни одного человека за его профессиональное отношение к делу, за позицию, у меня даже в мыслях никогда не возникнет, принять такое решение, что его уволить. Это, это..просто, я тогда кто? Что касается господина Яндиева, я вам могу сказать, что это крайне профессиональный человек. Познакомились мы, не просто познакомились, а трудились на объектах сочинской олимпиады. Я просто видел, когда человек руководил крупным предприятием, и как это предприятие выполняло и справлялось с поставленной задачей. Транспортная инфраструктура, железнодорожная инфраструктура, дорожная и т.д. Я не понаслышке знаю этого человека. Я знаю, сколько лет он трудился в своё время на северных территориях, в частности в Якутии. Я знаю, что он знает про север не хуже, чем кто-либо из нас с вами. Понимаете?

Родился он, может быть, и в другой республике. Я тоже, знаете, из Средней Азии, так что ж теперь? Не имею права работать в северной территории? Просто вопросы немножко иногда бывают странные, с каким-то знаете так подтекстом. Да вот не надо их искать, вот эти, знаете, ненужные там какие-то темки. Нет их, просто нет. Просто я всегда, ещё раз говорю, выделяю человека с точки зрения потенциальных возможностей. И даю такую возможность реализации.

Каждый из нас может доказать свой профессионализм, если не сможет, то надо корректировать либо, наверное, тогда признать, что не смогли. Ничего в этом страшного нет. Просто знаете, надо не затягивать, а максимально быстро и конкретно решать поставленные задачи.

Почему я не пришёл на представление Яндиева в Госсовет, да потому что был на обсуждении важной темы по бюджету в Москве. А сессия либо второго числа, извините, либо уже там… где-то в ноябре же была, правильно. Я вам только сейчас рассказывал, где я был и чем я занимался, и с кем я спорил. Могу сказать, я не член этой комиссии, а там на приставном стульчике сидел. И то только благодаря Дмитрию Николаевичу Козаку. Да, я ему низко кланяюсь за это. Он сказал, приходи, я понимаю, что тебе есть что сказать. Я пришёл и сказал. И меня поддержали.

И сейчас по многим вещам, когда я довожу до Дмитрия Николаевича ту или иную позицию, он слышит. Понимаете, что самое главное, слышит. И даёт управленческие решения по этим темам. Поэтому когда кто-то попытался там, где-то, может быть, в порыве определённой работы или в загрузке, да, что-то вставить, ну что может быть не так, как мы договаривались с федеральными министерствами. Ну, ничего страшного. Я прихожу и говорю: мы так не договаривались. И принимают позицию нашу. Меня же за это никто не увольняет. Если я прихожу и доказываю свою позицию. Да, её могут услышать, сказать, что не время, либо сделать все необходимое, чтобы её реализовать. Тогда и я должен соответствующим образом себя вести. Если я пришёл к Президенту и доложил ситуацию, это же не значит, что я, извините меня, вот все, тут расписался в своём бессилии. Есть просто сферы, в которых ты можешь принимать управленческие решения, это на твоём уровне, а есть сферы, которые требуют вмешательства руководства страны, и это правда.

И тут на самом деле я низко кланяюсь Президенту. Выслушал, вник в ситуацию, дал те управленческие решения, которые, может быть, да, неприятны, но тем не менее. А 80 тысяч остались бы без тепла, как вы считаете, это нормально? Поэтому приоритет человека, прежде всего. И в первую очередь у Президента страны.

 

Елена Рыжова, зав. кафедрой журналистики СГУ: Добрый день Сергей Анатольевич. Я представляю здесь Сыктывкарский университет, который в эти дни празднует свой юбилей. С самого начала своего основания университет был не только образовательным центром, но и научным. И мой вопрос, конечно, не случаен. Нас интересует проект, который сейчас обсуждается, связанный с картой науки региона, и хотелось бы надеяться на то, что этот проект будет существовать, и узнать, как он будет реализовываться. В 2013 году был подобный проект на федеральном уровне - Карта российской науки, но, к сожалению, этот резонансный проект стал резонерским, как об этом сейчас пишут СМИ, и он не очень востребован. Хотелось бы, конечно, чтобы эту судьбу не повторил проект Карта науки региона. Хотелось бы от вас услышать, какие вы видите пути развития?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Вы уже сами все сказали: «Мы требуем, чтобы этот проект не постигла такая же участь», - Не постигнет… И объясню почему. Прошу прощения, то, что сейчас скажу, может быть истолковано как-то, написано, что я сравнил науку с колхозом, но говорю, как есть. Конечно, колхоз дело добровольное, но если хочешь добиться результата, нужно вставать в 5 или 4 часа утра, идти доить коров и потом считать, что и сколько ты получил. Правильно?..

Я понимаю, что очень здорово взять большой том, увесистый килограммов на 5, под мышку и ходить всем рассказывать, какие мы молодцы - [сколько наработали]. Но сейчас интерактивное общение... Вот я, допустим, потребитель, хочу какую-то заказать работу, зашёл на этот сайт, вижу конкретную тематику, конкретных учёных. Вижу, чем они занимаются. Я набрал, написал им по электронной почте, написал о своих намерениях, мне ответили… Начали активный диалог, дискуссию, - мы создали площадку. Площадку не просто в своей лаборатории, чтобы заниматься, стремиться получить нобелевскую премию, а чтобы научные результаты уже сегодня имели прикладной характер.

Вот это одна из тем, которую мы с учёными обсуждали, которую действительно хотим реализовать. Мы не требуем никаких средств для размещёния «тебя» на этом сайте, но ты должен потрудиться. Ты должен заполнить все, что необходимо, чтобы стать участником этой карты...

Уже есть первая реакция. Я искал эксперта по определённой теме: зашёл на сайт, посмотрел, есть человек, которого я по некоторым вопросам, извините, попытал. Ему интересно и мне интересно - я уже знаю, что есть люди, способные ответить на вопросы. Это же здорово.

Не хочу называть представителей некоторых средств массовой информации, которые пишут, что карта науки, извините, это херня. Вот так и написано было, они спросили у какого-то там учёного. Он так и сказал. Наверное, у каждого есть мнение на этот счёт и каждый видит полезность в силу представления надобности и перспективности науки. А может [и такое быть], что боится просто показать себя лицом. Говорят, что заслуженные деятели науки, а на самом деле-то за душой ничего. А молодые учёные, наоборот, жаждут [участия].

Так для кого мы это делаем? Для перспективы? Но у нас и те, кто являются настоящими мастодонтами, и они тоже активно вовлекаются в этот процесс, сидят за компьютерами, заводят туда свои научные труды. Это здорово! Библиотека научная появляется в новом формате, с возможностью активного диалога. Мне нравится, что мы обсуждали то, что сегодня уже реализовано. Рабочей группе [карты науки] приношу огромные слова благодарности и уважения. Молодцы! Только недавно мы обсуждали формат дальнейшего продвижения, и я даже не рассчитывал, что у нас так быстро что-то получится.

 

Елена Рыжова, зав. кафедрой журналистики СГУ: Сергей Анатольевич, я бы хотела с вашего разрешения дать слово нашим студентам.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Конечно, пожалуйста.

 

Наталья Нестерова, студентка СГУ: Сергей Анатольевич, меня как студентку интересует вопрос по поводу подорожания проезда в общественном транспорте [в Сыктываре]. Скажите, пожалуйста, действительно ли в этом году плата за проезд подорожает? Если да, то с чем связано такое резкое повышение цен?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Резкое?

 

Наталья Нестерова, студентка СГУ: Как говорят, до 25 рублей, для многих людей - это серьёзная сумма.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: А до этого было ноль рублей? Я могу привести вам пример по тому вопросу, что вы озвучили. Я знаю регионы, не хочу никого обижать, но в силу скудности природно-климатических возможностей и экономического потенциала, отсутствия особых перспектив, в которых проезд в два с половиной раза выше. Это раз.

Второе - я уже сегодня говорил, что нужно разъяснять, для чего что-то делается, почему это так делается и что конкретно это даёт. Я могу вам сказать, если бы мы порядок не пытались навести в отрасли [пассажирских автоперевозок], если бы не стремились к этому, мы были бы вынуждены повысить стоимость в два раза. Вынуждены, чтобы не потерять общественный транспорт вообще. Понимаете?

Так вот наши действия привели к тому, что мы не в два раза повысили стоимость, а на 5 рублей. Понимая, что сегодня происходит обновление [автобусного] парка, что мы стараемся привлекать профессиональных водителей, обеспечивать безопасность…

Поэтому если мы и дальше хотим, чтобы у нас были новые автобусы, чтобы у нас было экологическое топливо, чтобы мы жили цивилизованно… Расчёты упорная штука. И если бы мы могли изначально бы все взять и поменять без единого рубля вложения, тогда бы было справедливо сказать: «Друзья, тут все с неба упало, а мы должны лишний рубль платить?»

Это не так. Это сотни и сотни миллионов рублей инвестиций, которые требуют возврата. И это все в долгосрочную перспективу. Если бы возврат требовался одномоментно, тогда бы были катастрофические последствия. И именно поэтому [повышение] не в два и не в два с половиной раза. В сегодняшних условиях 5 рублей - это благо.

 

Роман Квашнёв, ведущий пресс-конференции: Уважаемые коллеги, время пресс-конференции подходит к концу. Буквально через 5 минут начнётся заседание правительства Республики Коми. Поэтому, давайте, крайний вопрос.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Давайте продолжаем. Ещё есть вопросы, поэтому пожалуйста, те, кто не ещё не успел - от каждого по вопросу.

 

Галина Бобракова, газета «Республика»: Мои коллеги уже задавали вопрос о кадрах, я хочу продолжить тему задать такой вопрос. Вы, избавившись от приставки «и.о.», изменили структуру Правительства, состав Правительства и оптимизировали ряд министерств. Как подчёркивалось, что это делается в целях экономии.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Не только для этого.

 

Галина Бобракова, газета «Республика: Не только. И вот поэтому мой вопрос: Не слишком ли коротка скамейка запасных? Вы ощущаете дефицит управленцев? И где их взять?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Знаете, буду откровенен. Да, ощущаю. Но мы идём в этом направлении поступательно и видим перспективу.., Сегодня Академия государственной гражданской службы претерпела значительные кадровые изменения. Я общался с профессорско-преподавательским составом, с той командой, которая сегодня поменяла предыдущий состав... Было проанализировано всё, что происходило в академии, - это была в том числе и моя просьба, потому что я должен понимать, соответствует или не соответствует [учреждение задачам, которые ставятся перед ним]. Стоит ли дальше, условно говоря, вкладывать республиканские средства или, как многие предлагали, нужно всё слить и разбираться в большой каше. Я противник этого. Особенно того, что касается, подчёркиваю ещё раз, специализации в области образования. Это такая тонкая материя...

Конечно, мы движемся с точки зрения подготовки кадров не только на республиканском уровне, но и муниципальном, что гораздо важнее для нас. Сегодня на муниципальном уровне дефицит квалифицированных работников. Большой дефицит. И мы всё-таки хотим, чтобы профессиональные навыки управленческого состава муниципалов были гораздо выше.

Очень много, что сегодня требуется. И мы конечно хотим, чтобы у нас была создана, и мы её сейчас создаём, работающая система повышения квалификации, переподготовки, переобучения… Чтобы молодые, кто видит себя в этой деятельности, могли иметь возможность с точки зрения подготовки...

Поэтому мы сделаем все от нас зависящее, чтобы переформатировать эту работу, чтобы выйти на новое качество, новый уровень. И комиссия, которая приезжала, увидела наши первые шаги - они действительно были очень динамичными. И в этой части, конечно, нам поверили, и мы сейчас этим активно занимаемся. Поэтому, конечно, мы сами ожидаем качественного результата.

А скамейка запасных, она, знаете, хороша, когда дубль играет на уровне основного состава. Но для того, чтобы дубль играл, нужно всё время тренироваться. Тут тоже есть определённые моменты, которые мы для себя принципиально решаем в качестве дальнейших действий…

А кто такой варяг, можно спросить? Мы вообще в Российской Федерации или нет? Поэтому, кто такой варяг? А наша республика не из варягов состоит? Или тут все коренные жители, все как один? Вы же сами должны знать глубоко историю нашей республики. Когда у нас здесь много местных-то было? То, извините за выражение, в ГУЛАГе сидели, на отработке были, то на выселках… Местных раз два и обчелся. Правильно в некотором смысле говорят, наш коренной народ - малочисленный. Или как бывает - 10 лет пожили, всё, коренные - грудь нараспашку, закаляюсь в 50 градусов... Давайте всё-таки как-то более уважительно [друг к другу относиться]…

Нам нужны профессионалы. К сожалению, пока мы не создали таких условий, и нет сегодня такого, чтобы открыть дверь и хлынул поток людей. Это все равно штучный товар... Выпестовать, воспитать, обучить и дать возможность реальной профессиональной практики тех или иных кадров - это большая и очень скрупулезная и очень ответственная работа. Поэтому всегда, где бы я не работал, я делаю ставку на местных, тех с кем мне приходится работать. Много суждений в СМИ видел, мол варягов [ставит]; потом «что ты этих держишь, давай ты их разгоняй, заводи хоть кого угодно». Если бы все так просто было!

Надо добиваться результата от тех, кто с тобой работает. Если ты создашь условия, и это у тебя, как у руководителя, проявится в конечном результате - другого ничего и желать не приходится…

 

Светлана Быковская, информационное агентство «Комиинформ»: Сергей Анатольевич, известна ли вам ситуация с лекарственным обеспечением в глубинке? По информации Комиинформа, во многих муниципалитетах отсутствуют самые необходимые медикаменты. Об это даже удорские врачи пишут в соцсетях, что им лечить нечем в отделениях. Ваше мнение по этому поводу.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Я сегодня ещё раз обращаюсь к своему докладу, я говорил на эту тему, я заострял на этом внимание. И это не просто слова, не просто мне заняться нечем, как вот только обращать на это внимание или это, знаете, такая фраза, как некоторая такая растерянность. Ничего подобного. Могу сказать, конечно, не все так печально, как Вы сейчас сказали. Проблема есть, проблема есть в задержке выполнения рецептов, это мы знаем. Есть некоторые лекарственные препараты, которые стоят на очереди.

 

Светлана Быковская, информационное агентство «Комиинформ»: не об этом речь.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Давайте так. Что значит необходимых? Чего не хватает?

 

Светлана Быковская, информационное агентство «Комиинформ»: Цитрамона нет, лекарств от простуды…

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Я понимаю, что есть вот жизненно важные лекарственные препараты, они на жёстком государственном контроле. Есть те моменты, которые в рамках определённого перечня, к сожалению, не совсем адекватно воспринимаются населением. Ну нет информации, разъяснения, говорят, дайте нам другое, врачи иногда не из того перечня, или там аналогии есть, но они считают, что они не совсем удачны. Но мы же не сами взяли и все это придумали, правильно? Есть соответствующие рекомендации. Есть Росздравнадзор, это все отслеживается, контролируется и так далее.

Но если что неправильно, ну, есть же у нас совет врачей, есть соответствующие научные кадры. Скажите – это неправильно, надо заменить, надо другое туда, условно говоря, направлять. Этот препарат гораздо лучше. Давайте поступательно двигаться. А то вот – все, караул. У нас все пропало. Чего-то нет. Вот знаете, это не потому, что это мне так вот хочется. А потому, что это просто потребность моя.

Я каждый раз, когда приезжаю в район, посещаю все аптеки, все до единой. Я заставляю каждого из фармацевтов дать чёткую картинку, что сегодня на прилавках, что сегодня в обеспечении рецептами, что сегодня, извините, вот там лежит, в ваших так сказать холодильниках и в камерах хранения, и, приезжая в больницу, я спрашиваю, чего у вас не хватает сегодня. Бывает ситуация, когда возникает такая потребность, где-то что-то чего-то надо, иногда даже самому надо. Я могу сказать, не потому что я Глава, не потому, что я вот так вот сделал, и все тут прилетело. Просто я же смотрю, с людьми общаюсь, спрашиваю, вот вы сегодня заказали, когда обещали? Вот обещали там, через неделю, я ещё раз спрашиваю, через неделю привезли? Да, привезли, есть.

Есть такие моменты, и на самом деле не все просто в лекарственном обеспечении, есть трудности, есть определённые проблемы и долги там накоплены и т.д. Но вы согласитесь, что неравноценный подход к государственным и коммерческим аптекам. Согласитесь, нет? Неодинаковый. Потому что есть определённые моменты, когда государственные аптеки под заказ вынуждены, знаете, что такое слово вынуждены, а коммерческим дано право. Они могут сделать так, а могут так. Потому если мы от этого уйдём, в определённом смысле этого слова, и у нас все будут работать на одинаковых, на законных принципах, то тогда, пожалуйста.

Вот почему там, как в транспорте. Маршрутка может себе позволить, извините меня, не везти льготника, и никто вопросов не задаёт маршрутчику, а почему ты льготников не возишь. Да потому что тариф не компенсируется и устанавливает тот, который считает нужным и даже демпингует. А кто сказал, что соответствующим образом соблюдены все правила безопасности и т.д. Многие есть нюансы, когда начинаешь в такие темы влезать глубоко – очень много нюансов, которые влияют на ту или иную тему, обращение и все, что с этим связано. Поэтому ведём работу. Я согласен, что не все так радужно, как тут некоторые мне говорят. И, безусловно, сам слежу за этой ситуацией. То, что вы говорите, если действительно есть конкретика. Вот прямо конкретно, кто где написал. Пожалуйста, мне на стол, я лично разберусь с этой темой.

 

Валентина Захарова, газета «Комсомольская правда в Коми»: Буквально осенью Вашим указом был учреждён Фонд возрождения культурного исторического наследия Коми. Чем сейчас этот фонд занимается? Какие объекты первоначально будут восстановлены и почему именно выбрали эти объекты?

 

 Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Спасибо за вопрос. На самом деле вопрос важный. Фонд был создан с целью максимально концентрировать там средства и возможности для восстановления наших храмов. Это правда. Больше ни на что. Ну побочно, если у кого-то возникает желание сделать выставку, показать картины, и мы, если помните, в начале нового года, в первых числах января, такую выставку провёли. Она была спонтанная, но просто был такой порыв и желание у людей показать своё искусство. Это тоже ведь дорого, правильно. Есть традиционная иконопись, есть классическая, есть ещё другая, а есть просто современные технологии, которые делают более доступными то, что сегодня является образами и, наверное, более массовым. Поэтому мы решили провести такую выставку, чтобы показать, что сегодня есть в современном мире. Там глазурь, там технология на стекле, витражи такие делаются, ну очень здорово, кстати, один из таких экземпляров висит прямо перед моей приёмной, потому что был дар, для того, чтобы просто показать, что вот это на самом деле имеет не только массовое, но и высокохудожественное, понимаете, своё предназначение.

Хочу отметить, что раньше в Коми было гораздо больше церквей. И это было за много сот, не хочется называть слово «штук», язык не поворачивается, наверное, за много сот таких объектов. Сегодня, на память привожу 99, из них только 26, которые официально в рамках закона признаны историческими памятниками в рамках наследия культуры. Вот скажите, справедливо ли, если мы только будем останавливаться на 26? Конечно, нет. И поэтому у нас программа максимум - восстановить все 99. Я сейчас не говорю о новом строительстве, нет. Мы фонд создавали не для нового строительства, потому что, когда ко мне приходит Владыка и говорит, вот помоги мне там. Я говорю: Владыка, с великим удовольствием, но за счёт Ваших возможностей, вот честно говорю, потому что невозможно разорваться, хочется и тому и сему быть хорошим, и некому не будешь хорошим. Мы с учредителями приняли такое решение - именно эти церкви, которые требуют восстановления и возрождения, вот на них будет первый и самый важный упор. Именно эти церкви в приоритете из тех 26, которые стоят сегодня как памятники архитектуры и культуры. Почему? Потому что они наиболее сложные в рамках подхода и оформления всех разрешительных документов. Это вот завтра кто-то вам выйдет и скажет: вот попробуйте к ней прикоснуться, и вы получите массу всякого рода предписаний, бумаг и всего, что с этим связано. Поэтому сейчас шаг за шагом мы стараемся решить, как это ни банально звучит, всю бумажную волокиту. И, конечно, пользуясь случаем, сегодня через вас, через ваши СМИ я хотел просто обратиться к жителям, предприятиям, которые работают на территории республики, тем, кто придёт, тем, кто истинно неравнодушен: любое пожертвование, любой вклад, кирпичом ли, доской ли, в фонд будет приветствоваться с глубочайшим признанием. Но поверьте мне, что это сделать нужно обязательно.

 У меня был такой случай в жизни, я вам могу рассказать всё как есть. Мы помогали строительству храма в Олимпийском парке, и храм был неким замещёнием, ну условно замещёнием, того исторического храма, который был тысячелетия назад, на Имеретинке построен, потом разрушен.

Мы копали коммуникации и нашли его фундамент. Конечно, привлекли всех археологов, учёных, науку. Они сказали - не прикасайтесь, обнесите забором и не заходите. Это требует кропотливого труда, это же целая экспедиция должна работать. Потом восстанавливать, поднимать архивы, выяснять, что там на самом деле было. И там под алтарём был обнаружен, как все говорят, святой. Тогда ведь тысячу лет назад, особенно на окраинах Византии, под алтарём хоронили только святых, мучеников. Уже при жизни причисленных к лику святых. И вот он стал тем святым, которого перенесли в новый построенный храм. Но храм, знаете, был такой недостроенный, недоделанный, не расписанный.

Вот у меня было внутреннее ощущение, вот храм не освящён – ничего не получится. Я сейчас могу это говорить, потому что я все это пережил. Я был членом попечительского совета, и многие уважаемые люди тоже были. И вот 4 февраля Святейший Патриарх Кирилл приезжает в Имеретинскую низменность, Олимпийский парк, проводит молебен, встречается в этом храме, уже расписанном, освещённом, встречается с нашей командой, со всеми вместе проводит молебен, напутственное слово и результат - мы первые на Олимпиаде. Ни одного мизерного негативного случая, вот как вера помогает достичь результатов.

Я убеждён, если мы всем миром начнём возвращать свои святыни к жизни, к молитвенному участию, к тому, что там будут проводиться службы, вы знаете, может такое слово и неприемлемо для руководителя, как по волшебству, начнутся кардинальные изменения во всех сферах жизни. Вот стоит только прикоснуться. Поэтому я не просто это говорю, я хочу, чтобы вы меня поддержали. Да, я понимаю, что это не быстрый путь, что время понадобится, но главное желание, стремление, наше участие и понимание, что мы не можем обойтись без этого. Может быть, мы в своей жизни будем свидетелями тому, что земля Коми она как земля обетованная, где люди будут стремиться получить глоток того чистого воздуха, свежести, приобщения к такому высокому, чего в других местах нет. Вот мои мысли, мои ощущения, чем должен заниматься фонд.

 

Раиса Глущенко, газета «Печорское время»: Услышала на Госсовете Ваш доклад и информацию о том, что заканчивается программа по переселению в сентябре 2017 года. Федеральный фонд - понятно, мы не очень властны над федеральными деньгами. Скажите, есть надежда, что точка не будет поставлена, а будет продолжение этой программы, потому что очень многие люди туда не попали, и будет ли проведена работа над ошибками того, что уже сделано по этой программе.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Такой вопрос…Работа над ошибками того, что сделано. Но она ведётся постоянно, Вы же знаете. У нас нет такого элемента успокоенности. Мы видим, и, если что-то до нас доводят, или люди считают, что это неправильно по их меркам, мы реагируем активно и тут даже, наверное, сверхактивно, чем надо бы это делать, потому что понятно, что есть некоторые предложения, сами понимаете - так хочу и больше никак. Мы идём навстречу и пытаемся реагировать на все, что предлагают.

Конечно, я вносил предложения. Я был активным просителем за то, чтобы деятельность фонда сохранили. Это правда. Но всё-таки здесь, как Вы правильно говорите, решение принимает Правительство России, Президент. Как будет принято решение - я думаю, оно будет принято исходя из результатов программы, которая заканчивает своё действие 1 сентября. Первые итоги были подведены. Я видел доклад С.В.Степашина [Сергей Степашин, глава наблюдательного совета Фонда ЖКХ – Прим.] по результатам, сколько сделано, а сколько не было, и так далее, конечно, это была позитивная оценка, что было сделано в рамках программы. Но нам ни в коем случаем её нельзя заканчивать. Вы же видите, к чему мы должны стремиться, поэтому, наверное, чуть позже мы придём к определённому осознанию и поймём, в каком объёме надо двигаться дальше.

 

Наталия Думих, телеканал «5 канал – Инта»: Хотелось бы вернуться к угольной отрасли, это у нас наболевшая тема. Вы уже говорили сегодня в своём докладе, что добыча угля в Инте снизилась на 13 %, ситуация действительно сложная. В первую очередь волнует задолженность по заработной плате, по отпускным, выплаты нерегулярные. Как решаются эти проблемы, и есть ли будущее у нашего предприятия? Ещё бы мне хотелось сразу передать микрофон моей коллеге, она озвучит ещё одну отрасль Инты.

 

Лариса Батманова, газета «Искра»: Здравствуйте, Сергей Анатольевич, скажите, пожалуйста, будет ли, вернее планируется ли объединение птицефабрики «Зеленецкая» с Интинским агрокомплексом, как по примеру объединения Сыктывкарской птицефабрики с Зеленецкой, и если оно произойдёт, что правительство ожидает от этого объединения? Если нет, то вообще, какие планы правительства в отношении развития Интинского агрокомплекса? Спасибо.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Что касается первого вопроса. Я всегда говорю о том, что очень здорово чего-то ожидать. Я тоже понимаю, что не многое зависит или не все зависит от шахтёров. Конечно, то, чем они могут сегодня, наверное, помочь предприятию, и что они реально могут, я это не понаслышке, я это каждый день знаю. Когда-то можем добыть 9000 тонн, когда-то можем и 1000 не добыть. Вот это вот шараханье, понимаете, вот эта вот нестабильность, она зависит в большей степени, наверное, не от самих шахтёров, а от тех, кто ими управляет. Ну и от многих других факторов, которые, к сожалению, влияют на эту работу. Ценовые параметры, нестабильность с перевозками, ну ещё и, извините, дурость тех, кого сейчас после года вот этих мучений просто выгнали. Ну невозможно. Знаете, как у нас в России вот все до последнего. А вдруг вот одумаются, а вдруг вот… а вдруг. Я говорю, ну чего ждали-то год. Год назад сказал, меняйте всех к чёртовой бабушке. Нет, год ждали…

Задержки да, но не катастрофические. Не говорить о том, что там зарплата не выплачивается, это абсолютно неправильно. Все идёт в меру того, как решается вопрос. Знаете, я честно вам могу сказать, что я не стану этим локомотивом, который вот лично возьмёт вместо машиниста и привезёт эти вагоны на обогатительную фабрику. Я ещё раз говорю, я вот в полтора года в ручном режиме веду работу этого предприятия. Задумка значит огромная, есть определённые даже неперспективные взыскания, значит…долги, но я уже сегодня говорил и говорил на встрече с общественностью, что мы имеем сегодня план выхода. Но должна прийти нормальная управленческая грамотная профессиональная команда, которую сегодня, невзирая уже ни на что, я принял решение сформировать. Должны быть отработаны перспективы. Но это не говорит о том, что мы сегодня просто остановим предприятие, и оно не будет работать, будет сидеть ждать, пока это все реализуется. Конечно же, нет. Но предприятие сложное, проблемное, но работать будет. Что касается «Инты Приполярной», ну, вы знаете, были там отдельные товарищи, которые кое-что пытались.

Вот… хотя вот тоже странно, да, берём деньги на модернизацию, вдруг раз и по карманам распилили. Ну как это? Как это может быть? Я одно не могу понять… Я вот… я ни разу… просто диву даёшься, знаете вот, какой-то каменный век.

Конечно, я не могу уже Черного (Н.М.Черный, генеральный директор «Птицефабрики «Зеленецкая») напрягать, вот, правда, знаете… я его там… с Сыктывкарской птицефабрикой напряг так, что у него до сих пор руки трясутся. У него там ещё четыре проекта. Вот… пашет, как Папа Карло. Молодец. Такой драйвер, отрасль вот так держит. Конечно, есть в планах, и мы планируем сейчас после объединения с Сыктывкарской птицефабрикой просто вывести на определённый уже рабочий режим, посмотреть всё-таки возможность, но она далековато. Надо всё-таки смотреть другие подходы и возможности влияния на стабильность работы предприятия. Если сегодня в окончательном варианте будет доказано, что объединение в единый холдинг позволит решить задачу и оно будет эффективно, значит, мы обязательно это сделаем. Обязательно. Но сейчас концептуально рассматриваем разные механизмы и варианты, как стабилизировать работу предприятия, ну и на перспективу, начать её дальнейшее плановое развитие. Чечёткин у меня здесь постоянно, знаток сельского хозяйства, член Общественной палаты и т.д. Много кто сегодня принимает участие в дальнейших перспективах развития предприятия. Работать будет однозначно. Сейчас окончательного ответа нет, даст объединение плюсы или не даст. Или в каком другом варианте оно должно работать. Окончательно вот сейчас сделают расчёт, посмотрим. Да, Черный успешный. Но он же тоже не просто на голом месте это начал делать. Но то, что сделал он, я вас уверяю, вот не побоюсь этого слова, никому ещё в России сделать не удавалось.

 

Константин Сердитов, газета «Знамя труда»: Вы говорили о жалобах, в ваш адрес в том числе

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: О жалобах?

 

Константин Сердитов, газета «Знамя труда»: Да. То, что они до вас доходят. К вам обращаются активисты ТОС из Объячево, которые рассказывают, что у них 10 лет ни дороги, ни воды. Не могут зайти ни в одну из программ. В том числе минсельхозовскую программу обустройства территории. Последняя надежда - «Народный бюджет». Сначала сказали - ответ будет в марте, но в конце января опять сказали, что они опять туда не вошли. Просят обратить на это внимание. Это раз.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Я понял, услышал.

 

Константин Сердитов, газета «Знамя труда»: Второе по дорогам, опять же. Разбирались по вопросам дорожного фонда. Государево око нам говорит, что не на все улицы в границах сельских поселений можно использовать средства дорожного фонда, потому что не являются дорогами эти улицы и там какой-то законный казус. Было обращение в Госсовет, но оттуда пришёл ответ, в том плане, что закон такой… Ну и вопрос у меня такой, по поводу телевидения. Лет 20 назад на территории Прилузского района было три населённых пункта с неуверенным приёмом передач коми. Коми гор, потом канал «Юрган». Но сейчас от республиканских каналов отказывается всё больше людей, потому что они держат «Триколор», где нет этих программ. Обращали ли вы внимание на это?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Что касается вопроса дорожного фонда - это федеральная повестка…Здесь должны быть внесены изменения в соответствующие законы. Эта инициатива, насколько я знаю, уже рассматривается. Как только будет принято решение, мы эти вопросы будем решать и иметь возможность тратить средства.

Но помимо того, что вы сказали, принята программа, и мы получаем определённые средства, их немного правда, но посмотрим на 1-й шаг, чтобы в рамках Народного бюджета передавать в ТОСы и территории [которые не относятся к дорогам] тоже приводить в порядок.

Что касается телевидения. Думаю, надо с этим более детально разбираться в этой ситуации. То, что вы мне сейчас сказали, это предмет для более глубокого разбирательства в этой теме. И ещё что-то?

 

Константин Сердитов, газета «Знамя труда»: Про ТОС...

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: А, эта тема очень интересная. Когда я попросил вашего бывшего руководителя администрации в этой теме разобраться и дать мне предложения, он почему-то сбежал с должности. Не знаю почему. Теперь придётся за него делать.

 

Дмитрий Кутькин, ГТРК «Коми гор»: Есть у вас какая-нибудь инсайдерская информация о мероприятиях, которые сможет принять республика летом, осенью. Второй вопрос касается финансовой поддержки нашего профессионального спорта. Большое спасибо от хоккейных болельщиков за то, что возрождается наш «Строитель», что нашли генерального спонсора команде. Какие перспективы в этом плане у других наших профессиональных клубов? Это и «Ухта», и «Ника», и «Новая генерация», всё-таки они достигли некоего уровня, который терять не хочется, и болельщики верят, что команды будут и дальше радовать, и выступать на высшем уровне. В том плане директор «Новой генерации» Валерий Белецкий недавно заявил, что третий месяц уже в команде не платится заработная плата.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Да, он бы не заявлял. Он бы лучше делом занялся. А то знаете, каждый сейчас начнёт заявлять, а делать ничего не будет… Там есть определённые вопросы к нему лично, насколько я знаю. Пока эти вопросы не будут разрешены, могу сказать, что нет, внимание не буду уделять. Что касается «Ники», то есть генеральный спонсор – «Лузалес», эта компания активно вошла в этот процесс, они поддерживают, понятно, что там целый комплекс вопросов и проблем, который нужно делать. «Газпром трансгаз Ухта» поддерживает «Ухту», там и другие есть. По «Новой генерации» я уже сказал.

Я вот, когда спрашиваю людей, и мне отвечают, теперь я уже на слово не верю. Проверим, а дальше будем принимать решения. А по сыктывкарскому «Строителю» Вы знаете, сейчас новый тренер приехал, с ним очень хорошо взаимодействуем. Он может быть не такой новый, может быть для молодёжи он новый, а все те, кто любители со стажем, прекрасно знают Пашу Франца. Это наша легенда, это выдающийся спортсмен, многократный чемпион, 7 чемпионатов мира золото, поэтому опыт у него колоссальный, он работал в ведущих клубах, он сегодня очень сильно подтягивает ребят. Мы обновляем состав, и один из представителей клуба играл за юниорскую сборную и тоже там отличился несколько раз, правда, конечно, нужно ещё тренироваться, безусловно, но тем не менее ребята показали хороший класс игры. Сегодня они борются за выход в суперкубок и в суперлигу. При их старании и тех результатах, которые они показывают, это удастся, получится, и следующий сезон мы уже будем играть с именитыми профессионалами, те, которые у нас участвовали в суперкубке. Это кардинально повысит и качество игры, и профессионализм, и состязания, которые будут проходить, дадут дополнительный толчок в подготовке команды.

Что касается инсайдерской информации - это всё-таки штучный товар. С одной стороны, календарь вроде как утверждён на год, а внутреннее право все равно меняется, поэтому, когда я о чём-то говорю, я говорю, если точно уверен, что этот вопрос решил. Мы каждый месяц ведём дискуссию, в частности с Мутко, министром спорта, с федерациями, показываем преимущества, плюсы, проведения тех или иных мероприятий у нас. Я очень благодарен Скрыннику, президенту федерации хоккея. Даже Скрынник... Сколько лет прошло такого неактивного периода хоккея с мячом. Ребята очень осторожно давали нам вот это право, не знаю, чем я их взял. А когда они выходили из кабинета в Москве, они так почесали в голове… ну, конечно… И потом, когда он уже из Швеции звонил и все присутствующие международные наблюдатели поставили «отлично» и признали, что лучший чемпионат за последнюю историю его проведения, я могу сказать, что, конечно, приятно. Приятно, что, во-первых, оправдали доверие, а, во-вторых, что без наших болельщиков, без людей, которые пришли, без той атмосферы, без той поддержки, которая была на трибунах, трудно было бы чего-либо добиться. Даже в большей степени ради них, ради вот этого, когда ты выходишь и вот эта махина, этот рёв, эта трибуна - это дорогого стоит.

Будут мероприятия, будут и всероссийские, и международные, но немножко надо инфраструктуру в порядок привести. Много чего делается. С ребятами быстро говоришь, они быстро подключаются, потому что понимают, профессионалы. Тот же медиа-экран на республиканском стадионе, тоже, знаете, не просто так, но зато какое качество! Смотришь – картинка! Некоторые даже машины выстроили, кто на стадион не попал, сели и смотрели прямую трансляцию на экране. Здорово! Конечно, и стадион им. Раисы Сметаниной надо, надо и биатлон делать, заложена основа, немножко осталось. Чуть-чуть бы больше денег. Но ничего, все будет нормально, обязательно добьёмся.

 

Вячеслав Попов, «Издательский дом Коми»: Бур лун! Сейчас, к сожалению, уже тенденция идёт и не ваша в этом вина, что у нас население в Республике Коми сокращается, в том числе и в сельской местности. Насколько мне известно, у нас, по-моему, один-два муниципальных образования с положительным показателем - Сыктывкар и Сыктывдинский район. Ну это, грубо говоря, по Выльгорту. Какие ваши ви́дения, чтобы люди оставались в селе, чтобы возвращались в село и горожане. Чтобы был стимул, было желание возвращаться в село и развивать его.

И второй вопрос: По поводу школы села Помоздино. Большая вам благодарность от всех помоздинцев и наших читателей, потому что они действительно уже надежду потеряли в то, что школа построится. И в связи с этим вопрос: когда начнётся строительство, если есть такие данные?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Вторым комментарием вы сами ответили на вопрос, что нужно делать, чтобы люли стали возвращаться на село... Чтобы люди видели, что делается [хорошего], потому что они, извините, уходят от серости. Мы постепенно превращаем наши территории в благоустроенные, те, которые могут дать достойное образование, здравоохранение, предложить возможность трудоустройства, чтобы был, по-настоящему человеческий образ жизни, чтобы не просто выживали…

Хотя, я могу честно вам сказать, что кому-то нравится [то что есть]. Правда, иной раз даже удивляешься, - вроде и забор заваленный, и крыша покосилась. Но живут, радуются, детей рожают... Удивляюсь просто, и находят ведь стимулы и объяснения тому, что надо [так] жить и дальше.

Уже и формация меняется, то есть подходы к жизни, стандарты. Люди очень много чего видят, и по телевидению, и мы в хорошем смысле стимулируемся этими внешними, так сказать обстоятельствами. С тем, чтобы делать жизнь более качественной.

Конечно, сразу всё и одновременно не получится. Были бы Стариками Хоттабычами, была бы борода - «трах-тиби-дох-тиби-дох» и всё, и нормально было бы стало...

Вот поэтому в принципе выбираешь, куда завтра [направить средства], что в приоритете. Может это ещё немножко подождёт? А это уже ждать не может. Я думаю, в этом и есть, не хочу сказать пафосно «искусство управления», но это - наша задача. И конечно, я понимаю, что многие механизмы, предусмотренные на федеральном уровне, которые добавляют людям желание уехать. Поехал в среднюю полосу, купил квартиру. А ведь самое-то удивительное, что люди ведь возвращаются. И мы это прекрасно знаем. И дальше продолжают жить здесь. Но при этом при всем, затрат-то особо не несут. В статистику тоже не попадают.

Тут и надо найти тот самый баланс, ту самую золотую середину, чтобы в такой ситуации, уж если ты действительно решил здесь остаться, - то тогда уж у тебя точно должна быть перспектива. Ты должен понимать, что да, ты можешь выехать, можешь пожить где-то, получить определённые услуги где-то на выезде, но всё-таки вернёшься домой… Вот это надо сделать. Надо приводить всё в порядок. Надо показывать и доказывать людям, что их жизнь здесь тоже может быть такой же цивилизованной и качественной, как в других территориях.

[Наша] территория огромная. В средней полосе есть субъекты [площадью] в половину наших районов, а численность под полтора миллиона. Представляете, какая плотность. Конечно, и активность там больше, и трутся они чаще, и греются больше. Тем не менее это не делает нас слабее, не делает нас менее привлекательными, просто у нас работы больше, чем у них. У нас, наверное, больше того, что надо сделать - просто и элементарно. Вот и все. Если мы на это нацеливаемся, засучиваем рукава, конечно, раза в три-четыре придётся больше сделать, чем другому на другой территории, то всё получится…Сделаем, реализуем и, наверное, совсем другая картинка будет. Я точно понимаю, что к этому надо стремиться, это надо делать. Завтра - вряд ли, но через какое-то время - точно, точно будет.

 

Надежда Пунегова, газета «Йӧлӧга»: У нас есть такая рубрика в газете «Детство известных людей» Республики Коми, и хотелось бы задать такой конкретный вопрос. Можно ли будет у Вас взять интервью, чтобы Вы немножко рассказали наши читателям о своём детстве, какие-то фотографии показать, может быть, и каким образом можно это сделать?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Детство… А было ли детство. Риторический вопрос. Я думаю, Роман, обговорим это.

 

Григорий Хатанзейский, газета «Коми Му»: Недавно в нашу редакцию обратились жители деревни Важкуръя и депутаты Корткеросского района с просьбой опубликовать открытое письмо в адрес Главы Республики Коми, Председателя Госсовета, министра сельского хозяйства и депутатов Госдумы от республики. Суть письма в том, что авторы обращения были очень уверены, что в этом году начнётся строительство животноводческого комплекса на 780 голов в деревне Важкуръя, но как показывает действительность, пока что проект остаётся на бумаге. Денег нет, строительство не ведётся. В прошлом году я был в этом хозяйстве и видел воочию, что скот содержится в прогнившем овощехранилище, в боксах гаража, в тамбуре сгоревшего телятника, в арендуемых помещёниях соседнего совхоза, поэтому я хотел бы у Вас спросить, Сергей Анатольевич, будет ли в деревне Важкуръя ферма и когда?

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Давайте я Вам так скажу, что… давайте запланируем на ближайшее время, я сам посещу этот комплекс вместе с министром, соответствующими людьми, кто когда-то докладывал бодро, формировал планы на бумаге, и пусть они уже в присутствие жителей ответят на эти вопросы. Ладно? А после этого мы приступим к реализации этого проекта. Хорошо?

 

Игорь Иванов, газета «Вера»: В продолжение такого интересного формата, который нынче появился, недавно буквально назначенный исполняющий обязанности руководителя пермского региона взял в советники себе одного из журналистов, в частности руководителя Союза журналистов. В связи с этим у меня сразу возник такой вопрос, формат общения вопрос – ответ, это стандартная форма общения журналиста и руководителя. Не было ли у вас мысли, что может быть имело бы смысл ещё формат советования что ли, формат Совета, имею в виду, чтобы журналисты не только у Вас спрашивали какие-то ситуации, ну и, может быть, подсказывали Вам в тех местах, которые мы видим и знаем, рассказывали бы вещи, которые Вам были бы реально полезны.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Это предложение?

 

Игорь Иванов, газета «Вера»: Да.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Давайте рассмотрим. Просто у Вас, на страницах Ваших изданий я часто читаю советы, даже в непопулярной форме, нелицеприятной. Мы сейчас с обсуждали эту тему, я про «Трибуну» говорю. Ничего страшного в этом нет. На самом деле у меня идёт большой анализ публикаций и особенно тех, которые касаются того, что «мы знаем, что вот здесь плохо и  Глава об этом должен знать». Введите рубрику у себя в печатном издании, «для сведения Главы», прямо введите и вот эта информация будет выходить прямо на меня.

 

Игорь Иванов, газета «Вера»: Была раньше такая рубрика «Если бы Главой был я».

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Ну, если бы Главой были Вы, то я бы тогда, наверное, был на Вашем месте, а Вы бы сидели на моём. Давайте, на самом деле тут много вариаций, как это можно сделать. Максима Решетникова я знаю, посмотрим. Если эта его практика даст позитивный результат, значит, и нам тоже следует к этому прибегать. Думаю, мы достаточно активно общаемся через наши печатные издания, через полосы, особенно те, кто в Твиттере, я всегда, утром, вечером всегда просматриваю публикации, и обычно те главреды, что знают, что я в Твиттере, они в Твиттере кидают что-нибудь жареное, чтобы я особо обратил внимание. Но я честно могу сказать, что и без этого жареного я всегда обращаю внимание. Так что не надо прибегать к каким-то формам, особенно словесным, словесной подачи, тогда особенно думаешь, что там случилось, начинаешь читать статью, что там случилось, а там ничего, пшик. Привлекли внимание, посмотрели. Спасибо.

 

Юлия Чупрова, газета «Радуга»: У меня такой вопрос - из признанного закрывающимся поселка Поинга в Сыктывдинском районе были переселены жители в местечко Пичипашня под Выльгортом. Но, к сожалению, не все собственники на момент признания поселка закрывающимся были прописаны в своем жилье. В итоге они остались нигде, несколько человек собственников, они так и повисли в этом поселке, который необитаем на сегодняшний день…

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Если речь идёт о ситуации [в которой разбирался во время личного приёма], то всем были выделены в свое время субсидии. Кто-то, извините, эти субсидии потратил для улучшения жилищных условий, а кто-то их проел.

 

Юлия Чупрова, газета «Радуга»: Нет, не всем, собственникам, которые не были прописаны.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: У меня были граждане во время личного приёма, которые говорили: «Как же так, вот тех отселили, а мы тоже собственники и нас не отселяют». Когда же начали поднимать документы, оказывается, что им уже выделяли [субсидии на приобретение жилья]… Один вопрос, если бы чиновник любого уровня взял бы один миллион, потратил туда, куда он считает нужным, его посадили бы. А мы, когда выдаем субсидию [на определённые цели] человеку, спрашиваем? И в результате человек, не имея никакой ответственности перед самим собой, начинает тратить [деньги] совсем на нецелевые нужды… Ты же получил деньги исключительно на улучшение жилищных условий? Если ты понимаешь, что на эти деньги ты реально жилищных условий не улучшишь, зачем ты тогда их брал. А если ты их взял, то почему в семье такое согласие, что эти деньги можно просто растратить [на другие цели].

Я им сделал предложение, говорю, возвращайте деньги и, пожалуйста, мы поставим вас на очередь и будем решать вопрос по переселению. Они мне сказали «спасибо» и ушли. Почему к одним гражданам требование одно, а наши граждане, которые получают государственные деньги на конкретные цели, в отдельных случаях имеют моральное право их потратить не на то, что они получили...

Я не понимаю, почему жена не сказала: «Вась, ты куда деньги то понёс? Ты с ума сошел, ну-ка положи в банк и не трогай. Мы получили вот для этих целей, иди-ка и как мужчина реши этот вопрос. Возьми там, не знаю, необходимое количество леса, построй дом, купи земельный участок и так далее». Почему этого не было сказано, почему кто-то позволил себе потратить деньги на какие-то нужды, а теперь остались, как в той сказке, у разбитого корыта.

Когда мы начнем сами себе задавать эти вопросы, начнем искать на них ответ и начнем поступать правильно, в силу морали и ответственности перед самими собой, у нас с каждым годом таких случаем будет все меньше и меньше. Я понимаю, когда люди попадают в жутчайшие ситуации, они купили, а их обманули - самым наглым образом черные риелторы поставили в такую ситуацию... Мы с каждым разбираемся, с каждым. Но когда люди признают: да, мы получили, но потратили, а теперь возьмите нас переселите - всех же переселили…

Это не совсем справедливо, честно могу сказать, не совсем это правильно. Конечно, мы найдём определённые пути решения этого опроса и, конечно, мы людей не оставим, но вот так прямо сейчас взять и что-то им дать, - [тогда] по крайней мере я превышу свои должностные обязанности, мне завтра прокурор напишет протест и скажет: «Ты не имел права». Говорю, как есть, чтобы люди понимали, что человек имеет право потратить [целевые] деньги туда, куда считает нужным, а потом вновь прийти к государству и сказать: «Государство, дай денег». Нет.

 

 

Роман Квашнёв, ведущий пресс-конференции: Коллеги, спасибо за участие! На этом сегодняшняя пресс-конференция завершается. Если у кого-то ещё остались вопросы, мы готовы ответить на них.

 

Глава Республики Коми Сергей Гапликов: Большое спасибо! Всего доброго!

 

email home map

Лучшая региональная практика 2017

Региональный раздел Республики Коми на федеральном Информационном портале об Оценке регулирующего воздействия


Электронный рубрикатор клинических рекомендаций

эко-Республика

VI Съезд Финно-Угорских народов РФ

Инвестиционный портал Республики Коми

Открытая Республика

Оценка регулируещего воздействия Республики Коми

Памятные даты военной истории России

Геопортал

Приемная Президента Российской Федерации в Республике Коми

Реализация указов Президента Российской Федерации

Портал государственных услуг РФ

 Портал государственных услуг Республики Коми

Федеральный портал управленческих кадров

Резерв управленческих кадров Республики Коми

Избирательная комиссия Республики Коми

Общественная палата Республики Коми

Законодательство Республики Коми

Пожары в Республике Коми

ГБУ РК «Коми республиканский центр энергосбережения»

Цифровое эфирное телевидение

Портал открытых данных Республики Коми

Бюджет для граждан

Оценка населением муниципальной власти и организаций

Активный регион Республика Коми

Торгово-промышленная палата Республики Коми

© 2017 ГАУ РК «ЦИТ»